«Чтобы сохранить свою жизнь, я перерезал себе вены на левой руке»

Осуждённый Юрий Коробейников смог рассказать адвокату Наталье Васильковой об избиениях, которым он подвергается в ИК-7 Карелии. Она зафиксировала следы побоев и сегодня подаст заявление о преступлении и протокол адвокатского опроса в прокуратуру и СК.

В знак протеста против насилия Коробейников дважды вскрывал вены.

Отказы Коробейникова от адвокатов, которые на протяжении нескольких месяцев показывали сотрудники колонии, оказались фальсификацией: на самом деле, всё это время он просил, чтобы его посетил адвокат. Напомним, сразу несколько осуждённых из ИК-7 недавно рассказали о том, что Коробейникова избивают. Адвокаты Максим Камакин и Леонид Крикун также сообщили об этом в правоохранительные органы.

 

  

 

 

Опрос Юрия Коробейникова от 24 февраля 2018 года:

15 октября 2016 г. я приехал в ИК-7 Карелии из ИК-16 г. Мурманска. По прибытию в ИК-7 в карантине заставляли бегать и кричать доклад, копать яму в огороде. Осуждённый активист Гомон (уже ушёл на УДО) ставил меня на растяжку по прибытию и бил по спине. После карантина меня перевели в 4 отряд, где осуждённый активист Волков (тоже уже ушёл на УДО) сломал мне руку левую в предплечии кисти. Далее меня закрыли в ПКТ, где стали надо мной постоянно издеваться и избивать. 17.11.17 г. меня сильно избили сотрудники ИК-7 Дрозд А. П., Осокин Д. Д., Демидов Д. В. и другие, которых я не знаю. Били по голове, туловищу и рукам. После избиений я писал жалобу прокурору по надзору, приходил Побединский, которому я всё рассказал. После чего сотрудники угрозами заставили меня отозвать свою жалобу. Я много раз просил свидания с адвокатом, от моего имени писались отказы, адвоката не допускают.

Чтобы сохранить свою жизнь и уехать в другое исправительное учреждение, я перерезал себе вены на левой руке. После чего меня отправили в РБ-2 Медвежьегорска. 20.02.18 г. я вернулся в ИК-7 вечером около 18 часов. Около 19-30 меня и других осуждённых, прибывших со мной, завели в помещение ШИЗО. Я пожаловался на боли в руке и попросил отвести меня в санчасть к врачу. Мне было отказано инспектором Матросовым, который заставлял меня снять нательный крестик угрозами физической расправы. Затем меня стали сильно избивать сотрудники ИК-7. Били очень сильно, я был в наручниках, рука после порезов очень болела. Сотрудник Дрозд завёл меня в служебный кабинет и вначале разговор записывал на видеорегистратор, потом выключил видеорегистратор, подошёл ко мне и стал бить книгой по голове, затем вывел меня в коридор, далее в камеру №14. Я им сказал, что если меня не прекратят бить, то я вскрою вены. Инспектора сказали: «Вскрывайся!». Я перерезал вены, они зашли в камеру, забрали меня, потом уронили. Денисов сильно ударил меня в глаз, другой сотрудник по челюсти и уже лежачего дотащили до вахты. Пока тащили все сотрудники меня пинали ногами. Сотрудник Дрозд 2 раза пнул меня по голове. Обследовали меня в медчасти, дали заключение. Сейчас дают мне какие-то таблетки успокоительные сильнодействующие. Чувствую себя плохо, рука болит, рана не заживает.

Я готов дать показания следователю и прокурору по изложенным фактам более подробно. Прошу незамедлительно приехать следователя и прокурора, чтобы повреждения не успели зажить.

В ходе опроса производилась фотосъёмка следов от побоев.

Опрос Коробейникова (PDF)