Жалоба осужденного А.Н.Зайцева, ИК-1, от 13.11.2016

В Генеральную Прокуратуру РФ
125993, г.Москва, ул.Большая Дмитровка, 15а

Руководителю Следственного Управления
Следственного Комитета по Республики Карелия
185035, г. Петрозаводск, ул. Куйбышева, д.7

Председателю Следственного комитета Российской Федерации
Бастрыкину А.И.
105005, Россия, г. Москва, Технический переулок, д. 2

Президенту Российской Федерации
Владимиру Владимировичу Путину
103132, Россия, Москва,
ул. Ильинка, д. 23

Директору ФСИН России
Москва г, ул.Житная, д.14, 119049

Начальнику УФСИН России по Республики Карелия 185013, Республика Карелия, г. Петрозаводск, ул. Жуковского, 32А.

Прокурору Республики Карелия
185910, Республика Карелия, г. Петрозаводск, ул. Германа Титова, дом 4 

Уполномоченному  по правам человека в Республике Карелия.
185910, г. Петрозаводск, ул. Куйбышева, 5

Уполномоченному по правам человека Российской Федерации
101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д. 47.

 

ЖАЛОБА

В Республику Карелия пос. Надвоицы Сегежского р-на ФКУ ИК-1 я прибыл 30.08.2016г. из г.Санкт-Петербурга, где содержался в ФКЛПУ ОЮ. Им. Ф.П. Гааза УФСИН России по СПб и ЛО. (МСЧ-78 ФСИН России Больница №1).

24 мая 2016 года мне была проведена операция на сердце, АКШ (аорта-коронарного аутовенозного момокоронарного шунтирования). При выписке из больницы №1 мой лечащий врач, глав. врачкардиохирург настоятельно рекомендовал мне доехать до места отбывания наказания по возможности аккуратно, не поднимать тяжести, не делать резких движений.

На руки мне выдали справку о том, что я могу иметь при себе лекарства и что я следую в медицинскую часть ВКУ ИК-1, в стационар учреждения под наблюдение врача.

В помещении ШИЗО и ПКТ учреждения ФКУ ИК -1 УФСИН России по РК при приеме этапа присутствовал врач медицинской части лейтенант внутренней службы Понкрашов Ф.Д. Лекарства, которые мне передали родственники в больницу №1 МСЧ-78, через главного врача согласно законодательству УИС РФ, были у меня изъяты и направлены на склад личных вещей, чем были существенно нарушены мои права на медицинскую помощь. Он заявил, что справки и выписки с больницы им. Гааза его не касаются и он руководствуется только «Республиканской больницей №2» и ему абсолютно наплевать, что эти лекарства необходимы для поддержания моей жизни. Я пожаловался на плохое самочувствие, однако в обследовании мне было отказано, вместо стационара я вместе со всеми осужденными был отправлен в карантинное отделение.

Хочу обратить Ваше внимание на описание карантинного отделения в ИК-1: переступив порог входа во двор, вещи и спальные принадлежности полетели в одну сторону, а сам я в другую. Меня стали избивать несколько человек, а именно сотрудников УФСИН РФ, поясняя при этом, что я животное, зек и недостоин жить, все это произошло без каких-либо причин, сначала во дворике карантина, затем затащили в раздевалку (сушилку) били ногами, руками, палками, затем зачитали мне правила пребывания в карантине:

1) Стоять я должен: носки вместе, голову вниз, и никак иначе.

2) передвижение только бегом,

3) при звучании моей фамилии я должен во всю мощь, во все горло кричать свое имя, отчество, статью, срок наказания, начало срока, конец срока,

4) разговаривать между собой запрещено,

5)передвигаться можно только с разрешения и с руками за спиной, бегом, головой вниз.

Затем меня отвели на второй этаж. Там я потерял сознание на какое-то время, когда меня избивали, я им говорил, что я после операции и у меня надет грудной корсет, только после этого они перестали меня избивать.

Там же в карантине в мае 2016 года был забит насмерть осужденный Радулов. <позднее Зайцев сообщает, что имя умершего — Садулоев Сергей>

Меня отвели в медицинскую часть, утром в палату вошел Панкрашов Ф.П. и в грубой форме обвинил меня в симуляции. Дневальный санчасти Малахов А. объяснил мне и предупредил, если я пожалуюсь на избиение и попытаюсь зафиксировать побои, то сразу же попаду в ШИЗО, а затем в категорию обиженных осужденных.

В мед. части я пробыл более недели и никакого лечения мне оказано не было, я принимал свою послеоперационную терапию, некоторую часть из моих таблеток мне выдал Панкрашов Ф.П. затем меня выписали при давлении 190-115, направили опять в карантин, там меня больше уже не били.

На следующий день меня привели в каптерку, там были дневальные Артем Власов, Иваненко Александр, они сообщили, что получили распоряжение определить меня в категорию так называемых «Опущенных» осужденных. При этом показали мне палку, которую засунут мне в задний проход, все это заснимут на видеокамеру и фотоаппарат.

Но из-за сочувствия ко мне предложили решить этот вопрос материально, и потребовали передать 300 000руб. Для меня это не очень большие деньги при иске в 10 000 000руб., я вынужден был согласиться. Они дали мне телефон, я позвонил брату и друзьям, попросил собрать мне данную сумму. Сначала мне дали номер счета карты, а затем сами позвонили брату, и он передал в г.Санкт-Петербурге их человеку 100 000руб., а 200 000руб. обещал передать позже, т.к. сразу не смог собрать.

До распределения по отрядам меня больше не трогали, но мне приходилось видеть, что они делают с другими осужденными: за разговоры между собой, следует наказание: одевают ведро на голову и бьют по ведру палкой, заклеивают рот скотчем или просто стоишь в позе «топорика» — носки вместе, голова опущена вниз. За движение или за самовольное изменение позы следует опять избиение. При том бьют без синяков в область живота и почек, по ногам, ставят на растяжки.

Перед распределением меня вызвал подполковник внутренней службы Козлов А.В. из управления и капитан внутренней службы Васильев П.О., которые спросили меня: как мне «карантин»?

Есть ли у меня претензии? Предупредили, что, если хоть раз услышат мою фамилию, чтобы я пенял на себя.

25 сентября 2016 года меня отправили в ФКУ РБ-2 на обследование, мои просьбы к лечащему врачу Панкрашову Ф.П. не делать этого, т.к. мне трудно передвигаться с личными вещами по спецмашинам и спецвагонам, были проигнорированы.

В ИК-1 я вернулся 12.10.2016г. этап встречали лично зам.начальника по БИОР майор Заблоцкий В.Н. и начальник оперативного отдела капитан вн.сл. Васильев П.О. Мне осужденные помогали нести сумки с вещами, но Заблоцкий В.Н. приказал мне самому взять и нести свои вещи. Я пытался объяснить ему, что я нахожусь на этапе после сложнейшей операции на сердце и мне нельзя поднимать тяжелые вещи, однако мою просьбу он оставил без внимания. При данном разговоре присутствовал начальник мед. части Панкрашов Ф.П.

В этапном помещении запретил сигареты, чай, продукты, на ночь не выдали одеяло, только матрасы. Я тот «демарш» отнес на свой счет из-за недополученных 200 000 рублей. Через 2-3 дня меня позвал к себе старшина, дневальный отряда и сказал, что на меня за что-то сердиты, в оперчасти, за что я сам не знаю.

За время моего пребывания здесь, я знаю, что активисты ничего не делают без ведома Заблоцкого В.Н. и капитана Васильева П.О. При мне два человека вышли из ШИЗО, оба не просто синие, а сине-черные от побоев, и оба на вопросы – били? — отвечают –нет!

Какие-либо жалобы писать бесполезно, все кто пытался это сделать, плохо заканчивали, да и запрещено это здесь делать. Я не преувеличиваю, а именно запрещено. Даже по своему уголовному делу необходимо брать разрешение в оперчасти, так же я уверен в том, что прокуратура по надзору в курсе всего происходящего здесь, потому как не вмешивается в работу ИК.

Для примера могу пояснить, что я нахожусь в отряде №3, в среднем здесь 80 человек, обычно 90-95, туалет шириной 1,5 м., длина 5м., три унитаза, умывальник, при подъеме за 10 минут нужно успеть заправить постель (проход между кроватями в 2 яруса 50см. на 4 человека, сходить умыться, в туалет, причем всегда кричат, чтобы делали бегом. Представляете, что здесь творится? И что Прокуратура ни разу не делала по баракам обход???

В столовой пищу принимаем в верхней одежде, в телогрейках (при том в столовой есть вешалки), шапки лежат на коленях, надзирающие органы этого не видят??? Или не слышат, как люди кричат на всю колонию в «карантине», проходя мимо в административный корпус???

Что касается сотрудников, то я полагаю, что они даже и не задумываются над тем, что сами совершают преступление, унижая, избивая осужденных, это работа у них такая, как они исправляют тех, кто преступил закон. На любое мое удивление или недоумение в происходящем, мне говорят: «Это же Карелия!». Создается такое впечатление, что это не Российская Федерация. Среди осужденных и сотрудников бытует байка и все в то почему-то верят, что якобы Президент России В.В. Путин в одном из своих выступлений, что для таких как Ходорковский М.Б., есть у нас Карелия и что ФСИН Республики Карелия имеет карт-бланш с Москвы делать с осужденными все, что им заблагорассудится. Конечно я в то не верю. Отправляю подобную жалобу в несколько инстанций и в правозащитные организации, поскольку у меня нет и не может быть 100% доказательств, того, что я пишу. Если Вы в очередной раз не спустите  эту жалобу разбираться по месту. Вы найдете подтверждение моим словам.

Отправляя эту жалобу, я рискую жизнью. При этом хочу предупредить, что если со мной случится летальный исход, то ответственность я возлагаю на подполковника внутренней службы Козлова А.В., майора внутренней службы Заблоцкого В.И., капитана Васильева П.О.

В своих опасениях за жизнь я тоже не преувеличиваю, я конечно очень мало здесь нахожусь, но, что успел увидеть, услышать и понять достаточно, чтобы сделать вывод-человеческая жизнь или проще жизнь зэка тут ничего не значит и не стоит. Со слов некоторых осужденных, в помещениях ШИЗО и ПКТ регулярно происходят избиения и смертельные исходы — не редкость. Может конечно преувеличивают и друг друга запугивают, но я вижу, что избиения тут происходят регулярно и в отрядах за любую провинность. Активисты отряда заводят в каптерку и избивают.

Точно знаю о двух смертях — в мае 2016 года осужденный Радулов С. был забит до смерти, а также в августе 2016 года осужденный Ернишенко доведен до самоубийства (повешение). Повесился он якобы из-за того, что его не повели в магазин. На самом деле его так же неоднократно избивали активисты отряда, он обратился за помощью к администрации и получил за это еще больше.

Любой осужденный, отказывая активисту в чем-либо с передачи, с магазина, сразу усложняет себе жизнь в разы. Да и сама по себе обстановка: скотские условия содержания, регулярные унижения и избиения осужденных. Система вымогательства поставлена через осужденных и самими осужденными не способствуют перевоспитанию или исправлению, а скорее наоборот озлобляют людей против государства.

В конце октября 2016 года по слухам (т.к. телевизор и радио-новостные каналы были отключены) Президент РФ направил в Республику Карелия г.Сегежа ИК-7 Следственный комитет, а также комиссию многие заключенные воспаряли духом в надежде на изменения к лучшему. Комиссия приедет к нам, будут вызывать на беседы без представителей администрации. На увы, от г.Сегежи наше учреждение расположено в 20 км. К нам никто не приехал. Да и в ИК-7 не было никакой настоящей проверки.

Во всех учреждениях управления происходит практически одно и тоже. Везде карантин и везде происходят избиения, унижения осужденных, без каких-либо нарушений/причин, а просто бьют впрок чтобы запугать и унизить.

Я готов нести любую ответственность и уголовную за то, что здесь пишу.

ПРОШУ:

  1. Не оставлять мою жалобу без внимания, рассмотреть по существу в установленный законом срок.
  2. Провести комплексную проверку учреждений управления Республики Карелия, так как каждый день здесь совершаются бесчеловечные преступления над заключенными.
  3. О принятом решении по моему заявлению прошу Вас уведомить меня по адресу 191187г. Санкт-Петербург, ул. Гагаринская дом 6 А 3 Этаж 3 каб.

 

С Уважением ,                                                                                           осужденный Зайцев А.Н.

«13» ноября 2016 года.

unnamed unnamed2 unnamed3 unnamed4

 


Уведомления о поступлении жалоб:

bezymyannyj

 


 

 

 

vypiska1

vypiska2