Заключенные ИК-31 по Красноярскому краю пожаловались на избиения (ВИДЕО)

В ОНК Красноярского края поступают жалобы от большого количества осужденных об избиениях в Едином помещении камерного типа, находящегося в исправительной колонии № 31 ГУФСИН России по Красноярскому краю. Большинство обратившихся сообщает, что осужденных избивают сотрудники учреждения сразу по прибытию в ЕПКТ во время досмотровых мероприятий, при этом требуют написать всевозможные согласия сотрудничать с администрацией ИК-31, обещания не обращаться в правоохранительные органы и ОНК.

 

ИК-31 Красноярского края: заявление Хасанби Хупсергенова
ФСИН начала проверку после публикаций о пытках в красноярской ИК-31

 

Количество избитых в ЕПКТ ИК-31, по мнению Красноярской ОНК, гораздо больше, чем 48 человек, которые либо сами сообщили о своем избиении, либо об их избиении сообщили другие. Как минимум 22 человека направили (самостоятельно, через родственников или через ОНК) заявления в следственный отдел по Советскому району г. Красноярска и Главное следственное управление СК РФ по Красноярскому краю. По сведению членов наблюдательной комиссии, ни одного уголовного дела возбуждено не было, невзирая на четыре случая наличия зафиксированных телесных повреждений. Так, в ходе проверки жалобы Бойко Е.А. следственными органами не изучались фотографии его телесных повреждений, которые были сделаны членами ОНК сразу после избиения.

 

Осужденные указывают, что их избивали на приготовленном заранее матраце, для удушения использовали пакет, противогаз или просто душили одеждой или тряпками, сматывали веревками и скотчем руки и ноги, связанных поднимали и бросали об пол. Прыгали по телу, давили ногами и коленями лицо, голову, шею, выкручивали руки и ноги, били дубинками и киянками по телу и ступням, ставили «на растяжку», раздвигая ноги киянками. Некоторые утверждали, что их подвешивали за руки или за ноги к трубе у потолка и при этом били как боксерский мешок. По словам некоторых осужденных, им в нос заливали воду или окунали головой в ведро с водой и половой тряпкой. Двое утверждали, что после избиения им «предлагали» есть кашу и при этом хвалить сотрудников за вкусную кашу или кричать в свой адрес оскорбления. Кроме избиений, по словам осужденных, зачастую сотрудники угрожают насильственными действиями сексуального характера, демонстрируя определенные предметы.

Как правило, обратившиеся по факту своего избиения люди указывали и указывают одни и те же фамилии, имена-отчества избивавших их сотрудников. Заключенные также сообщают, что угроза избиения сохраняется в течение всего времени содержания в ЕПКТ ИК-31 и реализуется за любую «провинность» (за просьбу оказать медицинскую помощь, за просьбу дать воды, сделать музыку тише, за отказ делать то, что осужденный делать не обязан и т.д.).

У основной массы избитых к моменту их обращения в ОНК или правоохранительные органы следов телесных повреждений не остается, а медики, по утверждению заявителей, их либо не осматривают, либо не фиксируют имеющиеся травмы. Есть те, кто утверждает, что после избиения их «спрятали» в подвальном или ином потаенном помещении пока не прошли следы телесных повреждений.

Однако иногда избитых осужденных ОНК обнаруживала во время своей проверки.

Так, у осужденного Саранчука М.Г. при посещении 26 сентября 2016 года обнаружены синяки вокруг глаз, кровоподтеки обоих глаз, припухшая челюсть. Осужденный выглядел испуганным, жаловался на головную боль, сказал, что упал. В дальнейшем пояснил, что был избит осужденными по указанию сотрудников. Травмы были зафиксированы в журнале медицинского осмотра только 26 сентября по инициативе членов ОНК и в их присутствии. Однако проведенная по данному поводу прокурорская проверка установила, что запись телесных повреждений Саранчука в указанном журнале сделана 23 сентября, а запись от 26 сентября в журнале отсутствовала! Предполагаем, что журнал был либо заменен, либо изначально членам ОНК был предоставлен «неофициальный» журнал. К сожалению, прокуратура не дала оценки заключению ОНК, в котором отражены действительные обстоятельства сделанной 26 сентября записи в журнале, а также тому факту, что членам ОНК не предоставили для просмотра видеоархив камер наблюдения прогулочного дворика, где осужденный «упал». А сотрудников прокуратуры, видимо, видеонаблюдение вообще не заинтересовало и не было предметом проверки.

Осужденный Бойко Е.А. был обнаружен членами Красноярской ОНК через несколько часов после избиения, выглядел напуганным и, пытаясь улыбаться, утверждал, что синяк под глазом и кровоподтеки на лице – результат падения на собственный кулак в ходе дружеской борьбы с другим осужденным (назвать имя затруднился). Однако впоследствии, кроме кровоподтеков на ушных раковинах, голове и шее, членами ОНК были зафиксированы полосовидные ссадины у него на спине, руках и боках. Врачи и в этот раз хотели прийти на помощь сотрудникам – в медицинских журналах данные повреждения были названы царапинами. При просмотре записи видеонаблюдения члены ОНК не увидели борьбы осужденных в том месте, которое было указано Бойко и сотрудниками.

 

 

Кроме избиений, осужденные жалуются на создание им невыносимых условий содержания. Так, дважды ОНК фиксировала просьбы заключенных рассадить их по разным камерам в связи с конфликтной ситуацией. Однако администрация учреждения эти обращения игнорировала, что однажды привело к потасовке сокамерников между собой, а сотрудниками было интерпретировано как провокация ОНК. Осужденный Восоль В.С. сообщил, что его специально «подсадили» к содержавшемуся в камере заключенному с целью «свести с ума» или вызвать на конфликт, а за невыполнение указаний сотрудников его самого избивали.

Со слов осужденного Вайсброта И.В., под воздействием угроз он написал отказ от мусульманской веры. Согласно ответу начальника ИК-31, данное заявление осужденный написал добровольно. Видимо, сотрудников Красноярской прокуратуры по надзору за исправительными учреждениями не удивляет сам факт того, что в учреждении вопросы вероисповедания решаются в письменной форме.

Были сообщения, что осужденным в камеру распыляли слезоточивый газ и блокировали открытие форточек. Последняя жалоба об этом поступила от осужденного Магомадова И.С. Он сообщал, что 26 июня 2017 года через некоторое время после распыления слезоточивого газа его вывели в помещение для обыска и помести в «стакан» (небольшую клетку для временного содержания осужденных), в которой он пробыл с вечера 26 июня до рассвета 27 июня, а еще через несколько часов ему в камеру бросили кусок горящего пластика, предположительно для создания дыма и едкого запаха, и стали из шланга поливать пол, вещи, книги и самого Магомадова. После чего его снова поместили с «стакан», не позволив переодеться в сухую одежду, а позже этапировали в психиатрическое отделение КТБ-1.

 

Данные некоторые заключенных, сообщивших о своем избиении публикуются на основе их письменных согласий:

— Кутушев Денис Ренатович (утверждает, что избиению подвергался в декабре 2014 года и только в январе 2017 года смог по телефону об этом сообщить родственникам. По его словам, в настоящее время подвергается угрозам физической расправы за отказ забрать жалобы и за обращения в адрес ОНК и правоохранительные органы. Также утверждает, что сотрудники требовали от него написать заявление, что председатель ОНК Красноярского края Слепуха В.А. подстрекает осужденных оговорить сотрудников ЕПКТ ИК-31 с целью облегчить условия отбывания наказания и получает за это денежное вознаграждение от осужденных и их родственников);

— Гарин Руслан Александрович (утверждает, что был жестоко избит в апреле 2015 года после операции на легком, угрожали изнасилованием, подвешивали на трубе у потолка головой вниз, избивали палками и руками, топили в помойном ведре);

— Мудаев Бислан Баудинович (утверждает, что его избивали в июне 2015 года сразу по прибытию в ЕПКТ, подвешивали за руки, одевали противогаз. Тогда заявление о преступлении подала адвокат, указав что видела у Мудаева кровоподтеки в области поясницы и на кистях рук);

— Черкесов Аслан Магомедович (сообщал, что в ЕПКТ ИК-31 его избили летом 2015 года. Повторные избиения в этом учреждении, по его словам, происходили 13 июля 2017 года, когда после обысковых мероприятий его вывели в отдельное помещение, повалив на пол стали избивать, пинать, в том числе по голове и лицу, прыгать по телу, затем сбривали волосы на голове и лице, полностью раздетого поместили в «стакан» в коридоре ШИЗО/ПКТ. Также заключенный утверждает, что избиения продолжались с некоторой периодичностью до 24 июля 2017 года – при проведении проверок ему заламывали руки за спиной и наносили удары по телу. Члены ОНК, посещавшие это учреждение 26 июля 2017 года, увидели у него на переносице ссадину и проходящие кровоподтеки на лице);

— Черноусов Вячеслав Александрович (утверждает, что был избит в сентябре-ноябре 2015 года – сотрудники поднимали его за руки и ноги и бросали об пол, одевали на голову пакеты, заматывали в матрац. Со слов заключенного, из-за избиений он неоднократно совершал самоповреждения, однако их медицинские сотрудники зафиксировали только раз перед этапированием в другое учреждение);

— Шортан-олл Амыр Аясович (утверждает, что его били 22-23 октября 2015 и 17 апреля 2017 года);

— Канихов Мурат Магомедович (сообщал, что его избивали в июне 2015г. в вещевой каптерке, в том числе в подвешенном вниз головой виде, затем бросили на пол и им «мыли пол», одевали на голову пакет, когда порвался – заменили противогазом. Бить перестали, когда Канихов пообещал выполнить требования сотрудников: на видеорегистратор назвать себя «п..» и есть кашу стоя на коленях);

— Алексеев Олег Юрьевич (утверждает, что его избивали в январе 2017 года),

— Кутейников Иван Сергеевич (утверждает, что был избит в январе 2017),

— Осипов Александр Александрович (утверждает, что его избивали 26 декабря 2016 года),

— Федюк Геннадий Александрович (утверждает, что 25 августа 2016 года после угроз его поместили в камеру с табличкой «ремонт», расположенную в подвальном помещении отдельно от остальных осужденных. В связи с этим он отказался от приема пищи, после чего его избили и заставили написать заявление, что пытки, физическое и моральное воздействие к нему в ЕПКТ не применялись. Также заключенный утверждает, что второй раз был избит в январе 2017 года после подачи своей жалобы о первом избиении),

— Саранчук Михаил Геннадьевич (утверждает, что был избит в июне и сентябре 2016 года).

 

К настоящему обращению приложены видеообращения осужденных Восоль, Гарина, Гуломова, Концевого, Кутушева, Протопопова, Саранчука, Черкесова, Чотчаева, а также фотографии осужденного Бойко.

 

В связи с тем, что на многочисленные жалобы Красноярской ОНК правоохранительные органы края не реагируют, данное обращение направлено в Генеральную прокуратуру РФ, Следственный комитет РФ, Уполномоченному по правам человека в РФ и Уполномоченному по правам человека в Красноярском крае и Общественную палату РФ.

 

 

 

 

5 Comments

  1. Pingback: Полсотни заключенных рассказали о систематических избиениях и пытках в красноярской колонии…Центр Правозащиты | Центр Правозащиты | Но

  2. Pingback: ФСИН создала комиссию для проверки жалоб заключенных красноярской колонии на пытки — Юридические новости

  3. Pingback: ФСИН создала комиссию для проверки жалоб заключенных красноярской колонии на пытки | Информационный портал discusnews.ru

  4. Pingback: ФСИН создала комиссию для проверки жалоб заключенных красноярской колонии на пытки…Центр Правозащиты | Центр Правозащиты | Новости Анг

  5. Pingback: Пресс-хаты, побои, пытки водой. Осужденный за убийство Свиридова рассказал о жизни в красноярских колониях | Совет правозащитников Иркутск

Comments are closed.