ХРОНИКИ ГУЛАГа

ИНФОРМИРУЕМ ВАС О ТОМ, КАК ИДЕТ БОРЬБА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ С ПЫТКАМИ В КОЛОНИЯХ.


Читайте нас в социальных сетях:
ВКонтакте

Твиттер
Facebook
Телеграм
YouTube
Английская версия сайта

 

 

Хроники ГУЛАГА-9:

Мы продолжаем информировать о нашей борьбе против пыток в различных регионах России.

Срочное сообщение: В Кемеровской области тем временем арестован начальник управления ФСИН Константин Антонкин. Его подозревают в получении взятки в особо крупном размере. Теперь он сможет изучить созданную им систему изнутри! Ранее мы регулярно получали информацию о пытках в Кемеровской области.

Неплохие новости приходят из Кировской области. Дело по «ложному доносу» Эдуарда Горбунова, который пожаловался на изнасилование в колонии ИК-6 в Кировской области, тихо умирает в дебрях следственного комитета, поскольку сотрудников ФСИН заподозрили в подтасовке медицинских документов Горбунова. Хорошо, если дело так и сгинет, а уж мы постараемся наказать тех, кто применял незаконное насилие к Горбунову! Отказ в возбуждении уголовного дела по жалобе Горбунова на изнасилование ранее был обжалован в Прокуратуру Кировской области, также в Омутнинский суд региона (подробнее про дело Горбунова смотрите по ссылке).

Между тем другому нашему кировскому подзащитному, которого судили за ложный донос, повезло меньше: согласно приговору суда, Алексей Галкин получил два года лишения свободы за жалобу на незаконно применение силы в колонии ИК-20 Кировской области. Это максимальное наказание по статье о ложном доносе, и разумеется, мы будем обжаловать это нечестный приговор (подробнее про дело Алексея Галкина читайте по ссылке).

Мы продолжаем нашу работу также в республике Карелия. Говоря об этом регионе, следует еще раз напомнить, что Совет по правам человека и развитию гражданского общества при Президенте РФ на официальном уровне признал наличие пыток в этой колонии. В официальном документе, который был опубликован в июле, говорится о нарушениях прав человека, «включая применение пыток, жестокого и унижающего обращения и наказания, эксплуатации низкооплачиваемого труда осужденных, реализации садистских наклонностей отдельных сотрудников».

Одна из колоний, где всё это процветает – колония ИК-1 респ. Карелия. Здесь, например, из-за угроз изнасилованием вскрыл вены осужденный Геннадий Кердалев, к которому не допускали даже адвоката, но после наших многочисленных жалоб пустили. Кердалев – еще и гражданин Молдавии, так что мы надеялись на помощь консульства этой страны в защите прав гражданина, однако на наши многочисленные обращения консульство так и не ответило. А сами, разумеется, будем оспаривать в суде издевательства над Кердалевым.

Один из наших первых, карельских, подзащитных — Анзор Мамаев. В ноябре он находился в колонии ИК-7, потом его этапировали сюда, в колонию ИК-1. Анзор Мамаев написал жалобу в суд на условия содержания, но суд эту жалобу не принял, потому что Мамаев не смог оплатить пошлину. В любом случае, его права мы будем отстаивать и дальше, вплоть до ЕСПЧ. Работает адвокат Константин Маркин.

В свое время по нашим настойчивым требованиям заключенного Александра Зайцева, у которого были огромные проблемы со здоровьем, направили из ИК-1 респ. Карелия в тюремную больницу имени Гааза, в город Санкт-Петербург. Сейчас ФСИН пригрозил ему, что его вернут обратно в карельскую колонию ИК-1. Мы написали несколько заявлений с просьбой не делать этого, в том числе письмо было направлено Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой. Отметим, что у Зайцева серьезные проблемы со здоровьем, и которому врачи напрямую запретили отбывать наказание на севере.

В колонии ИК-7 по жалобам заключенных работает адвокат Максим Камакин, который пишет жалобы на не соответствующие российскому законодательству условия содержания. Но есть и хорошие новости – бить в ИК-7 вроде бы прекратили. Подробнее мы узнаем об этом в середине августа, после того, как Максим Камакин завершит свою командировку в Сегежу. Улучшилась ситуация и в ЛИУ-4, вот вам доказательство – письма заключенных: «Масло начали давать 30 мая 2017 года, молоко 27 июня 2017 года. 29 июня 2017 года приезжал прокурор Перетякин, два месяца не было. В общем, сказал, что Ваша жалоба получена, решают вопросы по питанию, сказал, что нарушения по питанию действительно были, и в ближайшее время все будет выдаваться, всё на контроле. Ну, в принципе, существенные изменения есть в питании, и снова Вам благодарен за решение в очередной раз этого вопроса». Хотя, заключенным, которые находятся в ЛИУ-4, также возвращают заявления из суда, под предлогом того, что они не заплатили пошлину.

В Карелии над устранением проблем с правами человека работаем не только мы, но и адвокат «Агоры» Виталий Черкасов. Он, в частности, добился через суд признания незаконным действий сотрудников колонии ИК-7, которые не пустили его с фотоаппаратом к заключенному Кобе Шургая, на теле которого были выявлены следы повреждений.

Новый регион, в котором мы начинаем работать — Брянская область. Первое сообщение, пришедшее оттуда – от некоего заключенного Халидова, который находился в колонии ИК-5. Сообщение было ужасающим: о том, что этот Халидов находится на грани самоубийства. Мы направили сообщение об этом в аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ, и по его поручению местный Уполномоченный посетил Халидова. Мы получили ответ: на ИК-5 Халидов не жалуется, а жалобы у него были на брянскую ИК-1, где его побили. В тот момент мы уже знали, что в колонии ИК-1 Брянской области не всё в порядке. Оттуда пришла информация о массовом избиении заключенных. Мы попытались направить в колонию адвокатов, но не тут то было: ни одного защитника в исправительное учреждение не пропустили на протяжении двух недель. Похоже, что некоторых избитых заключённых уже вывезли из колонии ИК-1. Подробности этой истории, которая пока не окончена, читайте на сайте «Территории пыток», а также смотрите видеосюжет на нашем канале YouTube. Отметим, что с февраля 2017 года руководителем управления ФСИН по Брянской области назначен Сергей Поршин. Этот человек нам печально знаком по мордовским пыточным колониям: он был начальником той самой ИК-2 Мордовии, где до сих пор избивают женщин, а несколько лет назад лично бил одну из заключённых, Татьяну Гаврилову.

Что касается самой колонии ИК-2 Мордовии, то туда попытались перевести из Чувашии бывшую заключенную этой колонии Елену Иванову, которая проходила лечение в Чувашии и в этот момент пожаловалась нам на пытки в ИК-2. После этого мы обратились во ФСИН с просьбой не отправлять ее обратно в мордовскую ИК-2. Однако 21 июля 2017 года нам позвонил муж Ивановой, и сообщил, что его жену этапируют обратно в Мордовию. Мы повторно обратились во ФСИН, а также в аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой. После этого, 2 августа стало известно, что Елену Иванову сняли с этапа. Мы будем добиваться того, чтобы ее не отправили обратно в мордовские колонии, а преступники из мордовского ФСИН получили по заслугам.

А вот — новости из ЛИУ-3 Саратовской области. Там заключенные неоднократно жаловались на нарушение условий содержания — например, на неработающие туалеты, из которых все содержимое вытекает на пол камеры, на кошмарную еду, неоказание медицинской помощи… После того, как администрация исправительного учреждения проигнорировала их жалобы, 18 заключенных объявили голодовку. На восьмой день голодовки в колонию ввели силовиков, избили одного из голодающих. Пять человек, чтобы избежать избиения, вскрыли вены. В итоге заключенные были вынуждены снять голодовку. Мы сделали об этой истории видеосюжет, и также обратились в аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ с жалобами на происходящее.

 

Хроники ГУЛАГа-8:

Движение «За права человека» 23 июня провело в Москве пресс-конференцию, на которой выступили адвокаты и бывшие заключенные колонии ИК-6 в Кировской области и колонии ИК-2 республики Мордовия. Запланированные выступления были проведены, несмотря на попытку провокаторов сорвать мероприятие. После проведения пресс-конференции движение «За права человека» направило жалобы по открывшимся фактам в СК и Генпрокуратуру. В них приведены факты избиений заключенных-мужчин в колонии ИК-6 по Кировской области, и также рабского труда, издевательств и доведений до самоубийства заключенных женщин в ИК-2 по Мордовии.

***

В Кировской области продолжается суд по делу заключённого Алексея Галкина, который пожаловался на пытки, в результате чего на него завели дело за ложный донос. Галкин на время суда был заключен под стражу в СИЗО-2, откуда на одно из судебных заседаний привёз червей, чтобы продемонстрировать, что в камерах приходится сосуществовать рядом с «живностью». Приговор Алексею Галкину должен был быть оглашен 5 июля в Кирово-Чепецком районном суде. Защитой Галкина занимался вместе с адвокатом эксперт движения «За права человека» Петр Курьянов. Однако судья вернула дело на судебное следствие. В настоящее время Галкин всё ещё находится в СИЗО-2.

***

Кроме того, мы следим за судьбой наших подзащитных из ИК-6 – Эдуарда Горбунова и Дениса Жукова. Как вы, наверное, помните, в отношении Горбунова завели дело после того, как он пожаловался на изнасилование. Уголовное дело по его жалобе не было возбуждено, но было возбуждено уголовное дело против него за ложный донос. Адвокат Николай Одегов обжаловал в СК и Прокуратуре возбуждение уголовного дела за «ложный донос». Ранее адвокат Наталья Кругликова обжаловала отказ в возбуждении уголовного дела по жалобе Горбунова. Между тем, из аппарата Уполномоченного по правам человека нам пришел ответ, где говорится, что информация о пытках в колонии ИК-6 «заслуживает особого внимания и контроля со стороны правоохранительных органов» (ответ от УПЧ по ИК-6 Кировской области). Что касается Дениса Жукова, то его, согласно данным от ОНК, увезли из колонии ИК-6 по Кировской области. Место его нахождения пока никому не сообщили, включая адвоката Наталью Кругликову. Предположительно, Денис Жуков находится сейчас в Смоленской области.

***

Заключённых из Карелии, которые неоднократно жаловались нам на пытки, мы также не бросаем. В настоящее время наши адвокаты пытаются добиться от следственного отдела Сегежи ознакомления с материалами проверок по жалобам доверителей. Это вызывает трудности, поскольку прокуратура постоянно отменяет постановления Следственного комитета об отказах в возбуждении уголовных дел из-за неполноты проверки, и СК эти проверки постоянно доделывает.

Адвокат Максим Камакин провел три дня, с 14 — 16 июня, в Сегеже, где он работал в карельской колонии ИК-7. Там он встретился с доверителями, в том числе с Хазбулатом Габзаевым и Мишей Мгояном, и составил несколько жалоб в их интересах. С особым вниманием были написаны жалобы о неоказании Мгояну и Габзаеву медицинской помощи, поскольку и у того, и у другого имеются большие проблемы со здоровьем. У Габзаева – незаживающая язва на ноге, у Мгояна – гнойники на голове. Мы просим ФСИН перевести Мгояна и Габзаева в больницу имени Гааза в Санкт-Петербург для лечения. Габзаев уже скоро должен туда отправиться для обследования.

Адвокат Леонид Крикун в эти же дни работал в ЛИУ-4, где также пообщался с доверителями и составил жалобы по фактам нарушения прав заключенных. В частности, заключенные ЛИУ-4 Артем Рухтаев, Петр Примерин, Дмитрий Чепайкин сообщили, что им незаконно урезают нормы питания, не пускают мыться. Кроме того, Крикун указал, что Чепайкину необходима помощь офтальмолога в связи с резким ухудшением зрения. К двум доверителям – Моненко и Толстову, которые жаловались на избиения – Крикуна не допустили, указав, что они «убыли». Адвокат написал заявление в прокуратуру по надзору за исправительными учреждениями с просьбой проверить эту информацию об «убытии» его подзащитных.

Адвокат Константин Маркин работал в колонии ИК-1 два дня, 29-30 июня. Ему, наконец, удалось встретиться с заключенным Кердалевым, которого ранее не выводили на встречи с юристом из-за вскрытых вен. Из-за этого мы несколько месяцев беспокоились за его судьбу, поскольку было неизвестно, что с ним происходит, а адвокату сообщали, что Кердалев «отказался от его услуг». Но выяснилось, что от услуг Маркина на самом деле Кердалев не отказывался, и подтверждает свои свидетельства о пытках.

Также Маркин написал жалобу в прокуратуру на непредоставление ему руководством колонии ИК-1 запрошенных материалов по его подзащитным Мамаеву, Лаптеву, Зайцеву, которые неоднократно заявляли об издевательствах в колонии, по жалобам были вынесены отказы в возбуждении уголовных дел. После этого запрошенные материалы ему предоставили, в ближайшее время мы опубликуем их на нашем сайте.

***

Мы также следим за ситуацией в колонии ИК-1 Ярославской области, где по заявлению об избиении заключенных работает адвокат Ирина Бирюкова из Фонда «Общественный вердикт». На избиения в этой колонии в апреле 2017 года пожаловались фигурант «Болотного дела» Иван Непомнящих и еще несколько человек. Один из жалобщиков, Евгений Макаров, заявил, что был избит снова уже в июне. 4 июля адвокат «Общественного вердикта» Ирина Бирюкова в Ярославской колонии ИК-1 посетила заключенного Евгения Макарова. По словам адвоката, Макаров сильно избит, с трудом сам передвигается: на ногах многочисленные ссадины, от коленей до пяток ноги опухшие в кровоподтёках, повреждены ступни, серьезная рана на одной из ног. Сейчас заключенный находится в одиночной камере штрафного изолятора. Врачи прописали ему постельный режим, разрешили лежать на шконке, на осмотр Макарова носят на носилках. Опросить Макарова о подробностях избиения сотрудниками колонии адвокат смогла только в комнате для краткосрочных свиданий. Разговаривать в кабинете для встреч адвокатов с подзащитными Бирюковой не позволили. При этом разговор слышали сотрудники, которых Макаров обвинил в избиении.

***

Мы успели выпустить несколько видеороликов, посвященных издевательствам над заключенными в колониях Мордовии и Кировской области.  Помимо этого, на нашем канале в YouTube теперь регулярно будут появляться видеоролики со свидетельствами пыток со слов заключенных и бывших заключенных. Посмотрите, например вот этот обстоятельный рассказ бывшей заключенной из ИК-2 Мордовии.

 

Хроники ГУЛАГА-7.

6 июня 2017 года: В Кировской области продолжается суд над нашим подзащитным Алексеем Галкиным. Галкин уже успел ранее отсидеть в нескольких колониях Кировской области, где ему сломали ребра (медицинская помощь не оказывалась, ребра загнили и их пришлось частично удались). Выйдя на свободу из-под ареста, Галкин заявил об избиениях со стороны сотрудников ФСИН в регионе, после чего на него завели дело за «ложный донос», потом на время следствия отправили в СИЗО-2 Кировской области. Теперь Галкин пытается освещать проблемы в кировском СИЗО, пишет письма. Говорит, что находится в крошечной камере, где на полу ползают черви. Галкина защищает эксперт движения «За права человека» Петр Курьянов. А мы обратились по вопросу содержания Галкина к УПЧ в РФ Татьяне Москальковой.

***

7 июня 2017 года: Эксперт движения “За права человека” и координатор проекта “Территория пыток” Анастасия Зотова побывала в Общественной палате на круглом столе в защиту прав заключенных. Там был затронут вопрос неоказания медицинской помощи осужденным в колонии ИК-7 по республике Карелия, ненадлежащего расследования карельскими следователями заявлений заключенных о применении к ним пыток (это касается, в частности, заключенного Мгояна Миши Хдровича, которому сотрудники ФСИН не оказывали помощь после того, как сломали ему челюсть). Кроме того, с участниками круглого стола практически в прямом эфире связался адвокат Константин Маркин, который в тот момент только вышел от своих подзащитных из колонии ИК-1 по республике Карелия, и передал их сообщение: в колонии снова начали избивать людей, таким образом был “принят” вновь прибывший этап. Кроме того, адвокат Маркин сообщил собравшимся, что его снова не пустили к одному из заключенных, Геннадию Кердалеву (вероятно, что Кердалев также был избит).

***

8 июня 2017 года: Европейский Суд по правам человека известил юриста “Территории пыток” Николай Зборошенко о регистрации жалобы Kuznetsov v. Russia, No. 30642/17 по жалобе Олега Кузнецова на пытки в ФКУ ИК-7 УФСИН России по Республике Карелия, неэффективное расследование сообщения о пытках, неадекватную медицинскую помощь, непрерывное отбывание наказания в одиночных условиях на протяжении свыше шести лет, нарушение приватности при пользовании туалетом, отсутствие эффективных средств правовой защиты и ряда иных аспектов условий отбывания наказания, не совместимых со статьей 3 Конвенции. Ранее Олег Кузнецов отсудил 10 тысяч рублей в российском суде за необоснованное водворение в ШИЗО.

***

9 июня 2017 года: В колонии ИК-7 в республике Карелия (Сегежа) на заключенных начали воздействовать с помощью голода. Их ограничивают в питании, выдавая пищи гораздо меньше, чем положено по нормативам. Почти прозрачные кусочки хлеба, жидкий супчик, и никакого мяса, яиц и масла. Один из людей, которые содержатся в ИК-7, рассказал, что за месяц похудел на 12 килограммов.

Мы бы выслали нашим подопечным еды, но не можем из-за ограничения количества передач (одна штука раз в полгода). Поэтому мы выслали им Правила внутреннего распорядка и Нормативы по питанию, чтобы можно было мотивированно жаловаться на отсутствие питания по нормам. Пытки голодом мы тоже будем обжаловать!

***

10 июня 2017 года: В Ярославской области Следственный комитет отказался возбуждать уголовное дело по факту избиения заключенных Руслана Вахапова, Евгения Макарова и Ивана Непомнящих в колонии ИК-1. По данным правозащитников, были избиты десятки человек, один из избитых скончался. В результате в колонии сменился начальник, и тогда правозащитники зафиксировали улучшения в колонии.

Множество сообщений о пытках, избиениях и убийствах заключенных становится известна из прессы и социальных сетей.

Так, эксперт Всероссийского общественного движения «За права человека» Сергей Марьин сообщил о голодовке и попытке самоубийства заключенных в ИК-10 республики Мордовия (поселок Ударный). “Это обычное происшествие. Давление на осужденных, а у них нет возможностей заявить протест против незаконных. по их мнению, действий сотрудников. Жалобы из колоний не уходят. Вот и вскрываются”, — написал Марьин в Facebook. В Свердловской области в колонии ИК-46 20-летнего осужденного до смерти избили его сокамерники. “Возбуждено уголовное дело по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровья, повлекшее по неосторожности смерть человека”, — сообщили в следственном управлении по Свердловской области. Руководитель пресс-службы управления ФСИН по Свердловской области Александр Левченко пообещал, что “если будут установлены упущения со стороны работников колонии, то они будут отвечать”. Это, впрочем, сомнительно, учитывая, какие сейчас “упущения” в этой и других колониях региона остаются совершенно незамеченными со стороны ФСИН. В Оренбургской области тем временем были задержаны начальник СИЗО-2 (город Орск) и начальник оперативного отдела этого учреждения. Оба сотрудника ФСИН задержаны по делу о смерти 24-летнего заключенного Владимира Ткачука в сентябре 2013 года, тот был доставлен в больницу с многочисленными телесными повреждениями. По окончательной версии следствия, заключенного избили именно эти два сотрудника. При этом ранее следователь Анастасия Чичина шесть раз выносила отказ в возбуждении дела, сообщая, что Ткачук погиб от того, что на него упала доска. Каждый раз эти постановления обжаловали правозащитники из «Комитета по предотвращению пыток».

 

Хроники ГУЛАГА-6.

25 мая 2017 года: В исправительной колонии № 5 Нижнего Тагила, заключенные которой пожаловались на пытки, прошли обыски: в колонию прибыл спецназ, отменили заказанные звонки родственникам. Если вы до сих пор не знаете, что происходит в свердловской ИК-5, обратите внимание на это видео: заключенный Владимир Карпиенко рассказал о пытках и назвал конкретные имена тюремщиков-садистов. Будем верить, что и прокуратура обратит внимание на данные материалы. Информацию о пытках в колониях Свердловской области можно найти на сайте проекта “Территория пыток”. Если ужаса для вас недостаточно, обратите внимание на начальника свердловской колонии, который построил на территории зоны особняк с бассейном, а деньги на роскошную жизнь брал у осужденных. Вот она — наглядная картина того, как существуют сейчас российские тюрьмы и кто получает выгоду.

***

26 мая 2017 года: Из Карелии пришли свежие, майские адвокатские опросы заключённых из сегежской колонии ЛИУ-4. Новости, на самом деле, не такие уж и плохие (как могли бы быть): все заключённые, которые находятся под опекой наших адвокатов, свидетельствуют, что с января 2017 года их перестали избивать. Жалуются заключенные в основном на другие проблемы — например, не выдают молоко, творог… Но на фоне того, что было — избиения и пытки — это кажется победой. Посмотрите опросы Артема Рухтаева, Дмитрия Чепайкина, Петра Примерина. При этом, радоваться особенно нечему: в колонии ЛИУ-4 от должности не отстранен ни один из садистов. Расследование пыток не ведется. Кроме того, как можно заметить по адвокатским опросам, ситуация начала ухудшаться с мая. То есть, с того момента, как скандал по поводу пыток затихает. Если в конце концов никто из садистов не будет снят (и прежде всего, начальник УФСИН Карелии А. В. Тереха) ситуация останется такой же, как и была: людей будут пытать и избивать, потому что те же садисты останутся на своих местах.

***

29 мая 2017 года: В сети появилась информация об издевательствах над заключенными, которые происходят в СИЗО-4 по Кемеровской области. Издевательство в виде “игры в лошадку” описала в своем сообщении на Facebook эксперт движения “За права человека” Лариса Захарова. По ее информации, на заключенных-“первоходах” сотрудники в прямом смысле слова по коридору катаются, как на лошадях, и заставляют кричать «иго-го». Некоторых заключенных, по информации Ларисы Захаровой, избивают, держат в холодных камерах без одежды и матраса, насильно применяют к ним психотропные вещества. Это, в частности, случилось с заключенными Кириллом Л., Андреем К., Александром С. В настоящее время движение “За права человека” занимается поиском адвокатов для обеспечения юридической помощи данных заключенных.

***

31 мая 2017 года: Адвокат Максим Камакин написал жалобу на начальника медицинской части колонии ИК-7 по республике Карелия — В.С.Теремецкого. По идее, начальник медицинской части в колонии должен оказывать медицинскую помощь заключенным, а этот господин никому помощь не оказывает (как следует из показаний заключенных Габзаева и Мгояна). По нашей информации, когда в ноябре 2016 года в Карелии начался скандал в связи с избиением заключенных, Теремецкий сильно испугался, бегал к заключенным и спрашивал у каждого: «Ну, вы же ко мне претензий не имеете? Вы же не будете против меня свидетельствовать?» А сейчас — осмелел. Еще и заключенным угрожает. Надо бы его немного усмирить, чем и займемся.

Тем временем адвокат “Агоры” Виталий Черкасов, который также занимается оказанием правовой помощи заключенным в колонии ИК-7, готов писать жалобы на почтовую службу пресловутой ИК-7. Он указал в Facebook, что начальник колонии ИК-7 Сергей Коссиев незаконно (есть прокурорское представление) отказал четырем осужденным в оформлении доверенностей. Адвокат Черкасов подготовил жалобы на это от имени осужденных для подачи в прокуратуру и отправил им заказными письмами. Получил почтовые уведомления — с отметкой инспектора ИК-7 о приеме писем. Но до осужденных эти письма так и не дошли. «Потеряли», — таким было оправдание уфсиновцев. Вот так в колонии ИК-7 покрывают даже не столь значительные нарушения, не давая заключенным писать жалобы и коммуницировать с адвокатами. Напомним, что в карельских колониях также не отстранен от службы ни один из предполагаемых садистов, на которых писали заявления заключенные. Уволен был только А.А.Серов, ответственный за “утечку” информации о пытках из колонии.

***

1 июня 2017 года: Новость из ряда вон выходящая: у фонда “В защиту прав заключенных” заблокировали телефон горячей линии. Как пояснили в офисе компании-оператора МТС, блокировка произошла по просьбе одного из московских следственных изоляторов. Примечательно, что на горячую линию фонда регулярно поступали звонки от заключенных, которые жаловались на избиения и пытки в местах лишения свободы. Мы будем выяснять обстоятельства произошедшего.

***

2 июня 2017 года: В колонии ИК-1 по республике Карелия побывал адвокат Константин Маркин и выяснил, что от его подзащитных требуют писать заявления с отказами от юридической помощи. Константин Маркин помогает заключенным составлять жалобы на условия содержания в колонии и собирает информацию об избиениях, пытках и рабском труде заключенных. Одного из доверителей к Маркину не выводят — говорят, написал отказ. Сам отказ, однако, не демонстрируют, несмотря на требования адвоката. По информации других заключенных, этот человек вскрыл вены, и именно поэтому его не показывают адвокату. Маркин написал жалобу в прокуратуру, а движение “За права человека” поставило в известность главу СПЧ Михаила Федотова и сотрудников главка ФСИН в Москве. Подчеркнем, что в колонии ИК-1 также не отстранен от исполнения обязанностей ни один из сотрудников ФСИН, которых мы подозреваем в применении насилия к заключенным (имеются адвокатские опросы заключенных).

***

5 июня 2017 года: В колонии ИК-7 по республике Карелия начался суд над заключенным Хазбулатом Габзаевым, которого обвинили в нападении на сотрудников ФСИН после того, как он пожаловался на пытки в ноябре 2016 года. Интересы Габзаева представляет адвокат Максим Камакин, который сотрудничает с движением “За права человека”. Камакин в интервью интернет-изданию 7×7 подчеркнул, что во время судебного заседания было грубейшим образом нарушено право Габзаева давать свои объяснения и показания на родном языке (Хазбулат — уроженец республики Чечня, и владеет чеченским языком лучше, чем русским). “Судья разъяснила право давать объяснения и показания на родном языке, однако возможность их реализации не была предоставлена”, — прокомментировал Максим Камакин судебное заседание. Те объяснения, которые Габзаев давал в суде на родном языке, не фиксировались, потому что отсутствовал переводчик. При этом в ходе заседания суда было принято решение отправить Габзаева на обследование и лечение в больницу в Санкт-Петербурге. И мы считаем это нашей маленькой победой, ведь Габзаеву наконец-то будет оказана медицинская помощь (которую так давно не оказывал ему Теремецкий В.С.).

 

Хроники ГУЛАГА-5.

Мы продолжаем информировать о нашей борьбе против пыток в Карелии и других регионах России. Мы защищаем основное право человека на жизнь и здоровье, несмотря ни на что. Даже на то, что отдельным заключенным эти права вроде бы и не нужны: под давлением некоторые из них начинают отказываться от показаний, их заставляют лгать о том, что в колониях все хорошо, и говорить о пытках их якобы заставляют адвокаты. А населению России тема борьбы с пытками не интересна — 73% участников опроса «Общественного вердикта» признали допустимым насилие со стороны силовиков.

***

11 мая 2017 года: Адвокату Максиму Камакину выдано постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобе на пытки заключенного Миши Мгояна. Старший следователь Медвежьегорского следственного отдела по Республике Карелия, капитан юстиции Максимков Д.И. установил, что сотрудники колонии РБ-2 не заметили открытого перелома челюсти у заключенного Мгояна. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела указано, что Мгоян упал в душе. «На лице у него ничего не было», — говорится в документе. И эта откровенная ложь легко доказывается. Из медицинской справки следует, что Мгоян проходил лечение с диагнозом «открытый двусторонний перелом нижней челюсти со смещением обломков». Если медицинская справка осталась незамеченной, значит, никакой доследственной проверки просто не было. Что произошло на самом деле, рассказал Мгоян в адвокатском опросе Максиму Камакину 25 апреля 2017 года. Наглая отписка следователя будет обжалована адвокатом.

***

12 мая 2017 года: Заключенного колонии ИК-1 Андрея Федорова заставили написать отказ от адвоката Константина Маркина, который помогает заключенным писать жалобы на пытки. Об этом рассказал другой заключенный, фамилию которого мы здесь не называем. По его словам, 13 апреля 2017 года Андрея Федорова избили, потому что добровольно Федоров не подписывал отказ от адвоката. Того заключенного, который сообщил об этом Маркину, после данного сообщения перестали выводить к адвокату Маркину. Отметим, что ранее заключенный той же колонии ИК-1 Анзор Мамаев (который в ноябре 2016 года находился в колонии ИК-7 и пожаловался на пытки уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой) рассказал, что на него оказывают давление, требуя отказаться от поданных жалоб: «Мне предложили опровергнуть все ранее сказанное Москальковой под видеозапись. При этом Головач <начальник колонии ИК-1> обмолвился, что эти указания идут из Москвы.  Сейчас я отказался от предложения начальника ИК-1 Головача. Но я не понимаю, ради чего я терплю все эти унижения, содержусь в одиночной камере с 11 ноября 2016 года по непонятным для меня причинам. И если Москальковой не нужен я, то ведь могу и “сломаться”, я не железный. Я содержусь в нечеловеческих условиях, для меня здесь каждый день – пытка. Если мои слова о беззаконии в колониях Карелии не нужны Москальковой, то может действительно, отказаться от них?»

***

15 мая 2017 года: Новости из Свердловской области. В колонии ИК-5 один из заключенных, Фарух Бердиев, пожаловался на избиения, после чего его перевели в ИК-63. Была начата проверка. В связи с этим другой заключенный, Павел Ковязин, также рассказал журналистам о том, какие пытки применяются в колонии ИК-5. Журналист Егор Бычков, который устроил акцию протеста против пыток в регионе, написал письмо с жалобами на пытки в ИК-5 президенту Владимиру Путину.

Правозащитница Лариса Захарова сообщила, что заключенных, которые жалуются на пытки в ИК-5, часто отправляют в ИК-63. Фарух Бердиев сообщил адвокату Роману Качанову, что в колонии ИК-63 на него не оказывают давление.

***

17 мая 2017 года: В Курской области, в колонии ИК-3 (город Льгов) были избиты двое заключенных. Медицинская помощь им не оказывается. Это та самая колония, где в июне 2005 года 345 человек вскрыли себе вены в знак протеста против пыток и унижений со стороны администрации колонии. После этого начальника колонии Бушина Юрия Ивановича отстранили от должности, однако сейчас он снова возглавляет это же колонию. В свое время правозащитники требовали не допустить возвращения Бушина к руководству колонии.

***

18 мая 2017 года: А вот – материал об избиениях и пытках в Ярославской области. В фонд «В защиту прав заключенных» обратился Антон Ефремов, на днях освободившийся из ИК-3 Ярославской области. Ефремов рассказал о систематических пытках в СИЗО-2 города Рыбинска, где он оказался в 2016 году во время этапирования. Недавно в колонии ИК-1 Ярославской области были избиты заключенные, в том числе – фигурант «Болотного дела» Иван Непомнящих. К слову, один из заключенных, Важа Бочоришвили по прозвищу «Грузин», избитый в этой колонии, был в тяжелом состоянии переведен в больницу Соловьевскую, где в результате скончался. После этого начальник колонии ИК-1 всего лишь был уволен. Между тем одного из избитых заключенных отправили в ШИЗО.

***

19 мая 2017 года: После жалобы на пытки Эдуарда Горбунова, заключенного из колонии ИК-6 по Кировской области, некоторые другие заключенные из той же колонии начали жаловаться на пытки и изнасилования. По их словам, в пытках и изнасилованиях принимает непосредственное участие начальник колонии Бибик Александр Михайлович. Вот показания другого заключенного той же колонии ИК-6: «20.03.2017 по надуманной причине о том, что я громко разговаривал с ДПНК, мне Бибик (начальник колонии) нанес не менее пять ударов рукой в область половых органов, нанес не менее тридцати ударов рукой в область головы и по телу, и, рукой сдавливал шею, от чего я терял сознание, задыхался. (…) Меня вывели из камеры, повели в другую камеру, напротив кабинета начальника отряда, положили на пол, руки в стороны пристегнули с помощью наручников к лавкам по бокам стола, ноги подвесили к столу. В таком положении я пробыл 4-5 часов до отбоя, в связи с чем у меня была повреждена правая нога, которая была ранее прооперирована». К слову, движение «За права человека» оплачивает Эдуарду Горбунову и другому заключённому услуги адвоката. Мы намерены возбуждать уголовное дело против садистов из ИК-6, в частности, Бибика.

***

22 мая 2017 года: Прокуратурой Карелии во второй раз были отменены отказы в возбуждении уголовных дел по жалобам на пытки Габзаева и Гелисханова в сегежской колонии ИК-7, а также в первый раз отменен отказ в возбуждении уголовного дела по жалобе на пытки Рухтаева в ЛИУ-4 респ. Карелия. Появляется надежда на то, что в конце концов уголовные дела будут возбуждены.

***

24 мая 2017 года: В «Новой газете» вышла публикация адвокатских опросов заключенных из карельских колоний. Весь выпуск посвящен проблеме содержания заключенных в российской системе исполнения наказаний.

***

Как наказываются (или не наказываются) издевательства силовиков над людьми

— Десять сотрудников колонии в Белореченске получили реальные сроки от 2,5 до 11 лет лишения свободы за унижение и избиение подростков – воспитанников Белореченской воспитательной колонии в ноябре 2015 года. Уголовное дело было возбуждено после того, как один из подростков умер от травм. Общий срок составил 49 лет.

— Между тем воспитанникам Ангарской воспитательной колонии повезло меньше – после издевательств сотрудников они в марте 2015 года устроили бунт, за что сами и подверглись уголовному преследованию. Прокуратура утвердила обвинительное заключение по делу 33 несовершеннолетних участников бунта, дело направлено в суд.

— ЕСПЧ обнародовал постановление об удовлетворении большой группы жалоб заключенных: 152 заявителя написали жалобы по условиям содержания и условиям перевозки.

 

Хроники ГУЛАГА-4.

2-3 мая 2017 года: ЕСПЧ присвоил приоритетный статус делу заключенных ярославской колонии ИК-1, которые пожаловались на пытки. В их числе – политический заключенный Иван Непомнящих. Несмотря на представление ЕСПЧ, к Непомнящих и другим пострадавшим отказались пускать защитников. Вместе с тем, Следственный комитет начал проверку по заявлению о пытках, но нетрудно догадаться, чем такие «проверки» заканчиваются. Тем более, что никто не запрашивал у адвокатов документы, которые описывают зафиксированные 24 апреля травмы у заключенных. Тогда защитники зафиксировали побои у Непомнящих и еще двух заключенных. Между тем во ФСИН заявили, что врачи не нашли у заключенных телесных повреждений.

***

4 мая 2017 года: Члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Свердловской области направились с проверкой в колонию ИК-26  (город Тавда). Но до некоторых заключенных членов ОНК не допустили — заломали руки и вывели из колонии под предлогом того, что машина членов ОНК заминирована. В этот момент члены ОНК слышали звуки ударов и крики — есть вероятность, что сотрудников ОНК не пустили внутрь, потому что в этот момент избивали заключенных. После этого общественников взяли в кольцо автоматчики и не давали им двинуться с места под предлогом того, что их автомобиль заминирован.

***

5 мая 2017 года: Состоялся суд по жалобе заключенного карельской колонии ИК-7 Хазбулата Габзаева. Интересы Габзаева представляет адвокат «Территории пыток» Максим Камакин. После того, как Габзаев пожаловался на пытки, на него завели уголовное дело якобы за «нападение» на охрану. Давать показания ему разрешили только на русском языке, несмотря на то, что Габзаев – уроженец Грозного, и его родным языком является чеченский. Адвокат Камакин подал жалобу на отказ следователя Ларисы Стребковой слушать показания Габзаева на родном языке. Суд также отказал Габзаеву в его праве давать показания на родном языке. Кроме того, на «открытое» заседание суда не пустили ни журналистов, ни слушателей.

***

7 мая 2017 года: Заключенные карельской колонии ИК-1 продолжают писать жалобы, сообщая о бедственном положении дел. Скандал с пытками, начавшийся в ноябре 2016 года после письма Ильдара, потихонечку утихает, и тюремщики возобновляют свою преступную деятельность – заставляют заключенных работать бесплатно, некоторых избивают. От всех заключенных требуют писать отказы от помощи адвокатов и правозащитников, угрожая изнасилованиями. Заключенным помогает адвокат проекта «Территория пыток» Константин Маркин. «…Активисты колонии отвели меня в каптерку. Там мне дали понять, что если я не приму предложение ИК-1, то меня переведут на положение “женщины”, т.к. некий осужденный, который уже “женщина”, сказал, что мы с ним пили из одной кружки. Все эти методы мне хорошо знакомы и они действительно эффективны в ИК-1. Поэтому я испугался за своё здоровье и за своё положение, и написал отказ от встреч с адвокатами и правозащитниками». «Приходил начальник оперативной части <колонии ИК-1> Васильев П. О. И говорит: “Ну, как дальше жить будешь? Давай официально отказывайся от Маркина и на камеру. Да к тому же, — говорит, — Маркин и сам понял, что здесь ловить нечего. Откажись от него, и все будет у тебя нормально”». «Мне предложили опровергнуть все ранее сказанное Москальковой под видеозапись. При этом Головач обмолвился, что все это (эти указания) идет из Москвы.  Сейчас я отказался от предложения начальника ИК-1 Головача. Но я не понимаю, ради чего я терплю все эти унижения, содержусь в одиночной камере с 11 ноября 2016 года по непонятным для меня причинам. И если Москальковой не нужен я, то  ведь могу и “сломаться”, я не железный. Я нахожусь (содержусь) в нечеловеческих условиях, для меня здесь каждый день – пытка. Если мои слова о беззаконии в колониях Карелии не нужны Москальковой, то может действительно, отказаться от них?»

***

8 мая 2017 года: Пришло письмо от заключенного карельской колонии ИК-1, в котором он подробно рассказывает, как и где производятся пытки. «Пытки и побои производятся также в здании ШИЗО-ПКТ-ЕПКТ. В прогулочных двориках и в камере №20 этого здания. В частности: утром и вечером, во время приема-сдачи дежурных смен сотрудниками колонии, последние приходят в здание ШИЗО-ПКТ-ЕПКТ, включают на полную громкость музыку через три акустические колонки, стоящие в коридоре здания ШИЗО-ПКТ-ЕПКТ и начинают выводить осужденных по одному из камер в обыскное помещение. При выходе осужденного из обыскного помещения, его силой затаскивают в находящуюся рядом камеру №20 и там бьют и пытают и затем возвращают его в свою камеру».

 

Хроники ГУЛАГА-3.

7 апреля 2017 года: Представитель Следственного комитета по Карелии Лариса Стребкова вынесла повторный отказ в возбуждении уголовных дел по жалобам заключенных колонии ИК-7 в Сегеже — Хазбулата Габзаева и Зелимхана Гелисханова, сообщавших о пытках. Как и в прошлый раз, следователи не нашли доказательств пыток заключенных, несмотря на то, что о пытках свидетельствовали другие осужденные, лично не знакомые с Габзаевым и Гелисхановым. К их показаниям следствие отнеслось «критически», в отличие от показаний сотрудников ФСИН. Предыдущий аналогичный отказ был отменен прокуратурой вскоре после освобождения Ильдара Дадина после жалобы омбудсмена Татьяны Москальковой. Примечательно, что согласно тексту отказного постановления по жалобе Гелисханова, свидетельством неправоты Гелисханова является видеозапись от 21 апреля 2016 года. До этого руководство ИК-7 утверждало, что все видеозаписи хранятся только тридцать дней. Адвокаты намерены оспаривать данные отказы.

***

11 апреля 2017 года: Из Следственного Комитета Карелии пришли новые отказы в возбуждении уголовных дел по жалобам на пытки: по обращению Али Исламова и по обращению Мурата Нагоева. Знакомиться с материалами проверки адвокатам пока не дают, поэтому мы можем лишь предполагать, что основой для таких отказов стали показания сотрудников ФСИН и «критическое отношение» к показаниям заключенных.

***

13 апреля 2017 года: Юрист «Территории пыток» Николай Зборошенко передал в Европейский суд (ЕСПЧ) жалобу бывшего заключенного карельской колонии ИК-7 Олега К. на пытки и неэффективное расследование пыток. Примечательно, что Олег К. при помощи сегежского адвоката Наталья Васильковой неоднократно судился с сотрудниками колонии ИК-7, в том числе несколько раз выиграл суды. Так, Петрозаводский суд признал незаконными водворения Олега К. в штрафной изолятор (ШИЗО), а Верховный суд Карелии присудил ему за это компенсацию около пяти тысяч рублей.

***

14 апреля 2017 года: В этот день случилось невероятное: начальник алтайской колонии ИК-5 Иван Ламтюгин принес бывшему заключенному Ильдару Дадину свои извинения после того, как Дадина признали невиновным и его уголовное дело прекратили. Странно только, что извинения «от лица Российской Федерации» прозвучали не от лица прокурора, как положено по закону, и даже не от лица карельских чиновников, ведь именно в этой российской республике ФСИН жестоко пытает людей. Между тем сам Дадин потребовал в РФ пять миллионов рублей компенсации за незаконное тюремное заключение и пытки. Соответствующая жалоба направлена в Железнодорожный суд Москвы, по месту жительства Дадина.

***

17 апреля 2017 года: Карельский прокурор по надзору за исправительными учреждениями признал нарушение прав троих заключенных колонии ИК-7, но пыток это не касается. Речь идет о том, что начальник колонии Сергей Коссиев незаконно отказал осужденным в удостоверении их доверенностей. На сайте «Территория пыток» ранее публиковалось письмо одного из заключенных, Мурата Нагоева, который пояснял, что Коссиев отказывался удостоверять доверенность на адовката и говорил, что для этого осужденный должен встретиться с нотариусом. Нагоев подавал просьбу о свидании с нотариусом руководству ИК, но позже от прокурора узнал, что заявлению не дали ход.

***

25 апреля 2017 года: Мы неоднократно жаловались, что после многочисленных сообщений о пытках из карельских колоний никого не увольняют. И вот, дождались первого увольнения. Правда, уволен был не начальник колонии ИК-7 Сергей Коссиев, который ответственен за пытки, а его заместитель – Александр Серов.

В конце октября 2016 года, когда начальник колонии Сергей Коссиев ушел в отпуск, Ильдар Дадин уже 45 дней находился в штрафном изоляторе. Александр Серов, который стал в это время исполнять обязанности начальника учреждения, Дадина выпустил со словами: «Мне проблемы не нужны». (Выпустил не в барак, а в камеру СУС, строгих условий содержания). И в итоге 31 октября Ильдар сообщил своему адвокату Алексею Липцеру о пытках. Таким образом, Серов оказался ответственным за «утечку информации» и скандал. Вполне возможно, что увольнение стало наказанием за халатность, в результате которой о пытках в Карелии стало известно всему миру.

***

27 апреля 2017 года: Выяснилось, что карельской колонии ИК-7 впору давать Нобелевскую премию по медицине – местные врачи утверждают, что смогли вылечить ВИЧ. Об этом сообщил адвокат Максим Камакин, который помогает заключенным писать жалобы на пытки. Максим Камакин запросил медицинские документы осужденного Миши М., у которого на теле присутствуют следы избиений (в частности, переломы, гнойная язва на голове и т.п.). Сотрудники медицинской части колонии ИК-7 выдали адвокату бумагу, где говорится, что Миша М. абсолютно здоров. При этом адвокат располагает другими документами, согласно которым у Миши М. был диагностирован туберкулез и ВИЧ. Каким образом тюремным медикам удалось исцелить заключенного, не сообщается.

***

28 апреля 2017 года: А вот в карельской колонии ИК-1 правозащитного адвоката Константина Маркина регулярно пытаются обыскать, чтобы отобрать у него адвокатские опросы, в которых адвокат фиксирует жалобы заключенных на пытки. Сам адвокат противится этому изо всех сил, но опасается, что его могут незаконно, грубо нарушая его права, подвергнуть обыску. К слову, некоторое время назад адвокатов в той же колонии обыскали, изъяли у них подписанные заключенными формуляры ЕСПЧ и порвали.

***

Жалобы на пытки поступают не только из Карелии, но и из Ярославской области. В частности, в середине апреля нам сообщили, что один из заключенных колонии ИК-3 прислал родным предсмертную записку, сообщив об избиениях, и к нему не пустили адвоката. После написания жалоб в различные инстанции данного заключенного перестали избивать и даже выпустили из ШИЗО (штрафного изолятора). Кроме того, об избиениях в колонии ИК-1 рассказал политический заключенный Иван Непомнящих. «Меня завели и начали бить. Сначала затолкали туда, и очень много народу за мной зашло, люди в масках там были, не меньше 10 человек, и начали избивать. Делали это со знанием дела, отбивали целенаправленно ноги, но попадали и по пояснице, и по голове, по рукам, по лицу. Побили меня, вывели в коридор и поставили на растяжку. И растяжку постоянно увеличивали, разбивая ноги в разные стороны. Ноги очень сильно болят. Они до такой степени растяжку сделали, что на шпагат не сядешь – падаешь, а они били еще под коленками палками и ногами. Падаешь, поднимаешься, и опять заново это все. Потом опять давай бегом». Помимо Ивана Непомнящих, пострадали еще несколько человек. Их в настоящее время защищают юристы «Общественного Вердикта». Жалобы Непомнящих  других пострадавших были направлены в ЕСПЧ, им присвоен приоритетный статус.

***

Еще одной очень проблемной территорией остается Кировская область. О пытках, в том числе и изнасиловании электрическим паяльником, в феврале 2017 года сообщили адвокаты одного из заключенных кировской колонии ИК-6, которые также пожаловались в уполномоченные органы. 30 марта следственный отдел отказал в возбуждении уголовного дела по факту насилия над осуждённым. А уже 7 апреля было возбуждено уголовное дело в отношении заключенного по ст. 306 УК РФ «заведомо ложный донос». Между тем, другие осужденные подтверждают, что им угрожают изнасилованиями. Суд за «ложный донос» идет сейчас в отношении другого бывшего заключенного, из колонии ИК-1 Кировской области. Алексей Галкин рассказал уполномоченным органам о том, как его избили, и у него есть свидетель – бывший сокамерник. Однако уголовное дело против сотрудников ФСИН возбуждено не было, а заключенного обвинили во лжи. На свидетеля также оказывается давление. Уникальный случай — когда человек уже на свободе, и ему необходимо лечение, однако садисты из ФСИН хотят отправить его вместо больницы обратно за решетку.

 

Хроники ГУЛАГА-2.

28 марта 2017 года: Адвокат Константин Маркин побывал в колонии ИК-1 республики Карелия. Он пообщался со своими доверителями, создав адвокатские опросы.

В частности, заключенный Денис Лаптев рассказал адвокату, каким образом сотрудники карельского ФСИН объясняют, почему они нарушают права заключенных, жаловавшихся на пытки: «Ты мне поднасрал, я — тебе». Другой заключенный, Анзор Мамаев, пояснил, что его провоцируют на противоправные действия, не оказывают медицинскую помощь и продолжают пытать громкой музыкой. Сам адвокат Константин Маркин подтвердил, что во время его общения с доверителями в колонии ИК-1 радио из громкоговорителя «било» по ушам, мешая общению. Избавиться от этого шума было невозможно. Существует норма, которая регламентирует громкость радиопередач, и очевидно, что она нарушается. Люди, которые находятся по десятку часов в условиях непрекращающегося шума, находятся в пыточных условиях.

***

31 марта 2017 года: По словам заключенных, в ЛИУ-4 избиения прекратились. Но идут провокации со стороны сотрудников колонии: например, сотрудники ФСИН заходят в камеру, выключают видеорегистратор, начинают у человека забирать его личные вещи, и, ожидая реакции, включают видеорегистратор.

 

Хроники ГУЛАГА-1.

.

Информация о пытках в республике Карелия попала в публичное пространство 1 ноября 2016 года, после публикации на портале Meduza письма Ильдара Дадина. В настоящее время в карельских колониях содержатся несколько десятков заключенных, которые сообщают о пытках. Сведения поступают как минимум из трех учреждений: это ИК-7, ИК-1, ЛИУ-4. В феврале 2017 года в связи с этими жалобами президентский Совет по правам человека должен был посетить пыточные колонии с проверкой. Однако ФСИН не согласовала посещение правозащитниками карельских исправительных учреждений. Это произошло впервые. В том числе, впервые не был допущен до посещения заключенных, которые жаловались на пытки, советник президента, фактически помощник президента по правам человека, Михаил Федотов. С этого момента движение «За права человека» добивается расследования в этих пыточных колониях, прекращения пыточного конвейра и привлечения к ответственности виновных в незаконном применении насилия к заключенным. С этой целью мы направляем адвокатов к пожаловавшимся на пытки заключенным, на которых ежедневно оказывается давление: им угрожают возбуждением уголовных дел, чтобы они перестали жаловаться. Против двух заключенных колонии ИК-7, Хазбулата Габзаева и Кобы Шургая, были искуственно возбуждены уголовные дела. Против Габзаева возбудили уголовное дело якобы за нападение на охрану, против Шургая — за «ложный донос». Это произошло после их жалоб на пытки. Несколько раз движение «За права человека» обращалось в Генеральную прокуратуру и Следственный Комитет с просьбой взять расследование под контроль федеральных структур, понимая, что на месте с жалобами осужденных никто разбираться не будет. Мы считаем важным информировать общество о том, как происходит становление «Архипелага ФСИН» по канонам и традициям «Архипелага ГУЛАГ». Начиная с этого сообщения, мы будем регулярно публиковать информацию о происходящем в пыточных колониях Карелии. Первая, объемная справка, охватывает срок с начала февраля по настоящее время.

2 февраля 2017 года: ФСИН демонстративно отказался пускать членов СПЧ в колонии республики Карелия, откуда заключенные сообщали о пытках. Визит был запланирован в связи с десятками жалоб, которые поступили из ИК-1, ИК-7, ЛИУ-4. Члены СПЧ намерены были посетить эти исправительные учреждения, чтобы проверить сообщения заключенных.

8 февраля 2017 года: Члены СПЧ, тем не менее, поехали в Карелию и провели в Петрозаводске выездное совещание (http://an-babushkin.livejournal.com/587910.html), пригласив туда адвокатов, которые защищают пожаловавшихся на пытки заключенных, а также представителей Прокуратуры, Следственного Комитета и карельского управления ФСИН. Никто из управления ФСИН не принял участия в заседании, подтвердив, что сотрудничать с правозащитниками служба исполнения наказаний не собирается. Члены СПЧ посетили прокуратуру, где изучили документы, подтверждавшие недобросовестное проведение проверок Следственным Комитетом. Между тем, СК Карелии и Прокуратура Карелии приготовили отписки на жалобы заключенных по пыткам.

12 февраля 2017 года: Совет по правам человека при президенте РФ дал рекомендации по итогам совещания в Карелии, подтвердив применение пыток в карельских колониях. СПЧ рекомендовал возбудить уголовные дела по описанным фактам насилия, распространить на заявителей программу защиты потерпевших и свидетелей, изменить стиль работы сотрудников ФСИН в колониях. Рекомендации не были выполнены.

13 февраля 2017 года: Прокуратура РФ заявила: в материалах дела отсутствует информация о том, что адвокат Максим Иванович Камакин представляет интересы Хазбулата Габзаева. Это сознательная ложь, поскольку 6 февраля 2017 года Камакиным было предоставлено уведомление о вступлении в дело для защиты Габзаева.Таким образом, карельская прокуратура всячески препятствует расследованию, в том числе составляя заведомо ложные ответы на запросы правозащитников.

9 марта 2017 года: Хаджимурат Габзаев, брат находящегося в карельской колонии ИК-7 Хазбулата Габзаева, написал заявление с целью привлечь к ответственности заместителя руководителя отдела процессуального контроля Следственного управления по республике Карелия СК РФ, подполковника юстиции В.В. Бакуна.

22 марта 2017 года: Опубликован адвокатский опрос Дениса Лаптева: заключенный колонии ИК-1 ранее сам избивал осужденных, а потом рассказал о происходящем следователям и был избит.

23 марта 2017 года: Около полудня адвокат Максим Иванович Камакин вышел из СИЗО-2 в Сегеже, где встречался с Хазбулатом Габзаевым (на Габзаева завели уголовное дело после жалоб на пытки, и перевели в следственный изолятор). Максим Камакин рассказывает: «Когда я вошел в здание СИЗО, я услышал очень оглушающе громкую музыку, которая продолжала играть с 10-00 утра до 12-00. Все, кто находился в СИЗО-2 Карелии, г. Сегежа, ул. Лейгубская, находились в пыточных условиях. Во время моего нахождения в помещении СИЗО-2 для встречи с подзащитным, я неоднократно слышал с улицы крики «Помогите!» — буду просить уполномоченные органы провести проверку по данному факту». Ранее нам сообщали о пытках музыкой в карельских колониях ИК-7 и ИК-1, это стандартный пыточный прием для карельского ФСИН. В настоящее время этот вид пытки не прекращен даже после скандала. Мы написали заявление с просьбой проверить информацию о пытках в СИЗО-2 респ. Карелия. К заключенному Мише Мгояну приходили сотрудники ФСБ и спрашивали про правозащитных адвокатов, якобы они «заставляют осужденных врать».

24 марта 2017 года: В декабре 2016 года у защитника одного из заключенных (Шургая Кобы Шалвовича), у адвоката Виталия Черкасова, изъяли на выходе из колонии ИК-7 респ. Карелия заявление о преступлении, написанное Шургая К.Ш. Адвокат зарегистрировал это заявление в книге исходящих заявлений, и администрация колонии обещала, что отправит данное заявление по месту назначения. При этом адвокат был обманут, поскольку заявление о преступлении на самом деле не отправили, а вернули самому Шургаю. При этом начальник колонии ИК-7 респ. Карелия Сергей Коссиев вомутился тем, что Шургая пишет жалобы на пытки, и пообещал «добавить два года к сроку» за жалобы (а теперь на Шургая завели дело за ложный донос). Движение «За права человека» пожаловалось в прокуратуру на данный действия сотрудников колонии ИК-7. Пришел ответ из прокуратуры: оказывается, вернули Шургаю заявление о преступлении, чтобы он вложил его в конверт! «Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется». А заявление о преступлении в итоге не было отправлено. В декабре 2016 года и январе 2017 года гражданские активисты из Москвы написали десятки писем карельским заключенным, чтобы поддержать их. Однако, как выясняется, эти письма не доходят до адресатов – карельских узников ИК-1, ИК-7, ЛИУ-4. В частности, Хаджимурат Габзаев сообщил нам, что его брат, находящийся в колонии ИК-7 по республике Карелия, Хазбулат Габзаев, не получил писем со словами поддержки, отправленных ему из Москвы. Между тем, ФСИН сообщил нам, что письма были переданы адресатам. Это означает, что ФСИН организовал информационную блокаду, чтобы легче было подавлять заключенных.

 

Вы можете помочь нашим адвокатам разоблачать ложь ФСИН. Пожертвовать деньги адвокатам, которые помогают пострадавшим от пыток в Карелии и других регионах, можно на карту «Сбербанка»: 4276 3800 9459 0358 (Лев Александрович Пономарев).