ХРОНИКИ ГУЛАГа.

Хроники ГУЛАГА-1.

 

Мы считаем важным информировать общество о том, как происходит становление «Архипелага ФСИН» по канонам и традициям «Архипелага ГУЛАГ».
Начиная с этого сообщения, мы будем регулярно публиковать информацию о происходящем в пыточных колониях Карелии. Первая, объемная справка, охватывает срок с начала февраля по настоящее время.

 

Информация о пытках в республике Карелия попала в публичное пространство 1 ноября 2016 года, после публикации на портале Meduza письма Ильдара Дадина (https://goo.gl/8fU2Af). В настоящее время в карельских колониях содержатся несколько десятков заключенных, которые сообщают о пытках. Сведения поступают как минимум из трех учреждений: это ИК-7, ИК-1, ЛИУ-4.

В феврале 2017 года в связи с этими жалобами президентский Совет по правам человека должен был посетить пыточные колонии с проверкой. Однако ФСИН не согласовала посещение правозащитниками карельских исправительных учреждений. Это произошло впервые. В том числе, впервые не был допущен до посещения заключенных, которые жаловались на пытки, советник президента, фактически помощник президента по правам человека, Михаил Федотов.

С этого момента движение «За права человека» добивается расследования в этих пыточных колониях, прекращения пыточного конвейра и привлечения к ответственности виновных в незаконном применении насилия к заключенным. С этой целью мы направляем адвокатов к пожаловавшимся на пытки заключенным, на которых ежедневно оказывается давление: им угрожают возбуждением уголовных дел, чтобы они перестали жаловаться.

Против двух заключенных колонии ИК-7, Хазбулата Габзаева и Кобы Шургая, были искуственно возбуждены уголовные дела. Против Габзаева возбудили уголовное дело якобы за нападение на охрану, против Шургая — за «ложный донос». Это произошло после их жалоб на пытки.

Несколько раз движение «За права человека» обращалось в Генеральную прокуратуру (https://goo.gl/Caq0mm) и Следственный Комитет (https://goo.gl/zNrkws) с просьбой взять расследование под контроль федеральных структур, понимая, что на месте с жалобами осужденных никто разбираться не будет.

Мы считаем важным информировать общество о том, как происходит становление «Архипелага ФСИН» по канонам и традициям «Архипелага ГУЛАГ».

Начиная с этого сообщения, мы будем регулярно публиковать информацию о происходящем в пыточных колониях Карелии. Первая, объемная справка, охватывает срок с начала февраля по настоящее время.

 

2 февраля 2017 года.

ФСИН демонстративно отказался (http://an-babushkin.livejournal.com/604315.html) пускать членов СПЧ в колонии республики Карелия, откуда заключенные сообщали о пытках. Визит был запланирован в связи с десятками жалоб, которые поступили из ИК-1, ИК-7, ЛИУ-4. Члены СПЧ намерены были посетить эти исправительные учреждения, чтобы проверить сообщения заключенных (http://stop-torture.info/fsin-otkazalsya-puskat-chlenov-spch-v-kolonii-gde-pytayut-lyudej/).

8 февраля 2017 года.

Члены СПЧ, тем не менее, поехали в Карелию и провели в Петрозаводске выездное совещание (http://an-babushkin.livejournal.com/587910.html), пригласив туда адвокатов, которые защищают пожаловавшихся на пытки заключенных, а также представителей Прокуратуры, Следственного Комитета и карельского управления ФСИН. Никто из управления ФСИН не принял участия в заседании, подтвердив, что сотрудничать с правозащитниками служба исполнения наказаний не собирается. Члены СПЧ посетили прокуратуру, где изучили документы (http://an-babushkin.livejournal.com/592214.html#comments), подтверждавшие недобросовестное проведение проверок Следственным Комитетом. Между тем, СК Карелии и Прокуратура Карелии приготовили отписки на жалобы заключенных по пыткам (http://stop-torture.info/otpiski-iz-karelskix-prokuratury-i-sk/).

12 февраля 2017 года.

Совет по правам человека при президенте РФ дал рекомендации по итогам совещания в Карелии, подтвердив применение пыток в карельских колониях (http://stop-torture.info/rekomendacii-soveta-pri-prezidente-po-itogam-soveshhaniya-v-karelii/). СПЧ рекомендовал возбудить уголовные дела по описанным фактам насилия, распространить на заявителей программу защиты потерпевших и свидетелей, изменить стиль работы сотрудников ФСИН в колониях. Рекомендации не были выполнены.

13 февраля 2017 года.

Прокуратура РФ заявила: в материалах дела отсутствует информация о том, что адвокат Максим Иванович Камакин представляет интересы Хазбулата Габзаева (http://stop-torture.info/otpiski-po-gabzaevu-iz-sk-i-prokuratury/). Это сознательная ложь, поскольку 6 февраля 2017 года Камакиным было предоставлено уведомление о вступлении в дело для защиты Габзаева (http://stop-torture.info/uvedomlenie-o-vstuplenii-v-delo-dlya-zashhity-gabzaeva-ot-advokata-kamakina/).Таким образом, карельская прокуратура всячески препятствует расследованию, в том числе составляя заведомо ложные ответы на запросы правозащитников.

9 марта 2017 года.

Хаджимурат Габзаев, брат находящегося в карельской колонии ИК-7 Хазбулата Габзаева, написал заявление привлечь к ответственности заместителя руководителя отдела процессуального контроля Следственного управления по республике Карелия СК РФ, подполковника юстиции В.В. Бакуна (http://stop-torture.info/zhaloba-ot-gabzaeva-x-s-ot-09-08-2017/).

22 марта 2017 года.

Опубликован адвокатский опрос Дениса Лаптева: заключенный колонии ИК-1 ранее сам избивал осужденных, а потом рассказал о происходящем следователям и был избит (http://stop-torture.info/1560-2/).

23 марта 2017 года.

Около полудня адвокат Максим Иванович Камакин вышел из СИЗО-2 в Сегеже, где встречался с Хазбулатом Габзаевым (на Габзаева завели уголовное дело после жалоб на пытки, и перевели в следственный изолятор). Максим Камакин рассказывает: «Когда я вошел в здание СИЗО, я услышал очень оглушающе громкую музыку, которая продолжала играть с 10-00 утра до 12-00. Все, кто находился в СИЗО-2 Карелии, г. Сегежа, ул. Лейгубская, находились в пыточных условиях. Во время моего нахождения в помещении СИЗО-2 для встречи с подзащитным, я неоднократно слышал с улицы крики «Помогите!» — буду просить уполномоченные органы провести проверку по данному факту» (http://stop-torture.info/pytki-v-sizo-2-resp-kareliya-svidetelstvo-advokata/). Ранее нам сообщали о пытках музыкой в карельских колониях ИК-7 и ИК-1, это стандартный пыточный прием для карельского ФСИН. В настоящее время этот вид пытки не прекращен даже после скандала. Мы написали заявление с просьбой проверить информацию о пытках в СИЗО-2 респ. Карелия (http://stop-torture.info/zayavlenie-s-prosboj-proverit-informaciyu-o-pytkax-v-sizo-2/).

К заключенному Мише Мгояну приходили сотрудники ФСБ и спрашивали про правозащитных адвокатов, якобы они «заставляют осужденных врать» (http://stop-torture.info/advokatskij-opros-mgoyana-ot-23-marta-2017-goda/).

24 марта 2017 года.

В декабре 2016 года у защитника одного из заключенных (Шургая Кобы Шалвовича), у адвоката Виталия Черкасова, изъяли на выходе из колонии ИК-7 респ. Карелия заявление о преступлении, написанное Шургая К.Ш. Адвокат зарегистрировал это заявление в книге исходящих заявлений, и администрация колонии обещала, что отправит данное заявление по месту назначения. При этом адвокат был обманут, поскольку заявление о преступлении на самом деле не отправили, а вернули самому Шургаю. При этом начальник колонии ИК-7 респ. Карелия Сергей Коссиев вомутился тем, что Шургая пишет жалобы на пытки, и пообещал «добавить два года к сроку» за жалобы (а теперь на Шургая завели дело за ложный донос).

Движение «За права человека» пожаловалось в прокуратуру на данный действия сотрудников колонии ИК-7. Пришел ответ из прокуратуры: оказывается, вернули Шургаю заявление о преступлении, чтобы он вложил его в конверт! «Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется» (http://stop-torture.info/otvet-iz-prokuratury-po-shurgaya-k-sh/). А заявление о преступлении в итоге не было отправлено.

В декабре 2016 года и январе 2017 года гражданские активисты из Москвы написали десятки писем карельским заключенным, чтобы поддержать их. Однако, как выясняется, эти письма не доходят до адресатов – карельских узников ИК-1, ИК-7, ЛИУ-4. В частности, Хаджимурат Габзаев сообщил нам, что его брат, находящийся в колонии ИК-7 по республике Карелия, Хазбулат Габзаев, не получил писем со словами поддержки, отправленных ему из Москвы. Между тем, ФСИН сообщил нам, что письма были переданы адресатам (http://stop-torture.info/otvet-ot-fsin-po-pismam-v-kareliyu-ot-27-02-2017/). Это означает, что ФСИН организовал информационную блокаду, чтобы легче было подавлять заключенных.

В дальнейшем мы будем раз в неделю предоставлять Вам рассылку с информацией о нашей борьбе против пыток в Карелии. Потому что если мы не победим пытки в Карелии, то эта проблема будет распространяться и по другим регионам, поскольку сотрудники колоний будут чувствовать себя полностью безнаказанными. А безнаказанность рождает преступление.

 

 

 

Хроники ГУЛАГА-2.

 

Мы продолжаем информировать о нашей борьбе против пыток в Карелии. Пытки есть и в других регионах, но мы решили сосредоточиться на Карелии как на наиболее громком пыточном деле, получившем большую известность в обществе. Если мы не победим пытки в Карелии, то эта проблема будет распространяться и по другим регионам, поскольку сотрудники колоний будут чувствовать себя полностью безнаказанными. А безнаказанность рождает преступление.

28 марта 2017 года.

Адвокат Константин Маркин побывал в колонии ИК-1 республики Карелия. Он пообщался со своими доверителями, создав адвокатские опросы.

В частности, заключенный Денис Лаптев рассказал адвокату, каким образом сотрудники карельского ФСИН объясняют, почему они нарушают права заключенных, жаловавшихся на пытки: «Ты мне поднасрал, я — тебе».

Другой заключенный, Анзор Мамаев, пояснил, что его провоцируют на противоправные действия, не оказывают медицинскую помощь и продолжают пытать громкой музыкой.

Сам адвокат Константин Маркин подтвердил, что во время его общения с доверителями в колонии ИК-1 радио из громкоговорителя «било» по ушам, мешая общению. Избавиться от этого шума было невозможно.

Существует норма, которая регламентирует громкость радиопередач, и очевидно, что она нарушается. Люди, которые находятся по десятку часов в условиях непрекращающегося шума, находятся в пыточных условиях.

31 марта 2017 года.

По словам заключенных, в ЛИУ-4 избиения прекратились. Но идут провокации со стороны сотрудников колонии: например, сотрудники ФСИН заходят в камеру, выключают видеорегистратор, начинают у человека забирать его личные вещи, и, ожидая реакции, включают видеорегистратор.

 

Хроники ГУЛАГА-3.

Мы продолжаем информировать о нашей борьбе против пыток в Карелии. В этой рассылке будет также информация о пытках в другом регионе – Ярославской области. В апреле 2017 года там был избит политический заключенный Иван Непомнящих и несколько других осужденных. Информация об избиениях и пытках приходит и из других российских уголков — в частности, из Кировской области.

7 апреля 2017 года

Представитель Следственного комитета по Карелии Лариса Стребкова вынесла повторный отказ в возбуждении уголовных дел по жалобам заключенных колонии ИК-7 в Сегеже — Хазбулата Габзаева и Зелимхана Гелисханова, сообщавших о пытках. (http://stop-torture.info/vtoroe-otkaznoe-postanovlenie-po-zhalobe-gabzaeva, http://stop-torture.info/vtoroe-otkaznoe-postanovlenie-po-zhalobe-gelisxanova).

Как и в прошлый раз, следователи не нашли доказательств пыток заключенных, несмотря на то, что о пытках свидетельствовали другие осужденные, лично не знакомые с Габзаевым и Гелисхановым. К их показаниям следствие отнеслось «критически», в отличие от показаний сотрудников ФСИН. Предыдущий аналогичный отказ был отменен прокуратурой вскоре после освобождения Ильдара Дадина после жалобы омбудсмена Татьяны Москальковой.

Примечательно, что согласно тексту отказного постановления по жалобе Гелисханова, свидетельством неправоты Гелисханова является видеозапись от 21 апреля 2016 года. До этого руководство ИК-7 утверждало, что все видеозаписи хранятся только тридцать дней.

Адвокаты намерены оспаривать данные отказы, если мы наберем денег на оплату их работы.

11 апреля 2017 года.

Из Следственного Комитета Карелии пришли новые отказы в возбуждении уголовных дел по жалобам на пытки: по обращению Али Исламова (http://stop-torture.info/otkaznoe-postanovlenie-po-zhalobe-islamova/) и по обращению Мурата Нагоева (http://stop-torture.info/otkaznoe-postanovlenie-po-zhalobe-nagoeva/). Знакомиться с материалами проверки адвокатам пока не дают, поэтому мы можем лишь предполагать, что основой для таких отказов стали показания сотрудников ФСИН и «критическое отношение» к показаниям заключенных.

13 апреля 2017 года.

Юрист «Территории пыток» Николай Зборошенко передал в Европейский суд (ЕСПЧ) жалобу бывшего заключенного карельской колонии ИК-7 Олега К. на пытки и неэффективное расследование пыток. Примечательно, что Олег К. при помощи сегежского адвоката Наталья Васильковой неоднократно судился с сотрудниками колонии ИК-7, в том числе несколько раз выиграл суды. Так, Петрозаводский суд признал незаконными водворения Олега К. в штрафной изолятор (ШИЗО), а Верховный суд Карелии присудил ему за это компенсацию около пяти тысяч рублей.

14 апреля 2017 года.

В этот день случилось невероятное: начальник алтайской колонии ИК-5 Иван Ламтюгин принес бывшему заключенному Ильдару Дадину свои извинения после того, как Дадина признали невиновным и его уголовное дело прекратили (https://zona.media/news/2017/14/04/rusdadin). Странно только, что извинения «от лица Российской Федерации» прозвучали не от лица прокурора, как положено по закону, и даже не от лица карельских чиновников, ведь именно в этой российской республике ФСИН жестоко пытает людей. Между тем сам Дадин потребовал в РФ пять миллионов рублей компенсации за незаконное тюремное заключение и пытки. Соответствующая жалоба направлена в Железнодорожный суд Москвы, по месту жительства Дадина.

17 апреля 2017 года.

Карельский прокурор по надзору за исправительными учреждениями признал нарушение прав троих заключенных колонии ИК-7, но пыток это не касается. Речь идет о том, что начальник колонии Сергей Коссиев незаконно отказал осужденным в удостоверении их доверенностей. На сайте «Территория пыток» ранее публиковалось письмо одного из заключенных, Мурата Нагоева, который пояснял, что Коссиев отказывался удостоверять доверенность на адовката и говорил, что для этого осужденный должен встретиться с нотариусом. Нагоев подавал просьбу о свидании с нотариусом руководству ИК, но позже от прокурора узнал, что заявлению не дали ход.

25 апреля 2017 года.

Мы неоднократно жаловались, что после многочисленных сообщений о пытках из карельских колоний никого не увольняют. И вот, дождались первого увольнения. Правда, уволен был не начальник колонии ИК-7 Сергей Коссиев, который ответственен за пытки, а его заместитель – Александр Серов.

В конце октября 2016 года, когда начальник колонии Сергей Коссиев ушел в отпуск, Ильдар Дадин уже 45 дней находился в штрафном изоляторе. Александр Серов, который стал в это время исполнять обязанности начальника учреждения, Дадина выпустил со словами: «Мне проблемы не нужны». (Выпустил не в барак, а в камеру СУС, строгих условий содержания). И в итоге 31 октября Ильдар сообщил своему адвокату Алексею Липцеру о пытках.

Таким образом, Серов оказался ответственным за «утечку информации» и скандал. Вполне возможно, что увольнение стало наказанием за халатность, в результате которой о пытках в Карелии стало известно всему миру.

27 апреля 2017 года.

Выяснилось, что карельской колонии ИК-7 впору давать Нобелевскую премию по медицине – местные врачи утверждают, что смогли вылечить ВИЧ. Об этом сообщил адвокат Максим Камакин, который помогает заключенным писать жалобы на пытки.

Максим Камакин запросил медицинские документы осужденного Миши М., у которого на теле присутствуют следы избиений (в частности, переломы, гнойная язва на голове и т.п.). Сотрудники медицинской части колонии ИК-7 выдали адвокату бумагу, где говорится, что Миша М. абсолютно здоров.

При этом адвокат располагает другими документами, согласно которым у Миши М. был диагностирован туберкулез и ВИЧ. Каким образом тюремным медикам удалось исцелить заключенного, не сообщается.

28 апреля 2017 года.

А вот в карельской колонии ИК-1 правозащитного адвоката Константина Маркина регулярно пытаются обыскать, чтобы отобрать у него адвокатские опросы, в которых адвокат фиксирует жалобы заключенных на пытки. Сам адвокат противится этому изо всех сил, но опасается, что его могут незаконно, грубо нарушая его права, подвергнуть обыску. К слову, некоторое время назад адвокатов в той же колонии обыскали, изъяли у них подписанные заключенными формуляры ЕСПЧ и порвали.

***

Жалобы на пытки поступают не только из Карелии, но и из Ярославской области. В частности, в середине апреля нам сообщили, что один из заключенных колонии ИК-3 прислал родным предсмертную записку, сообщив об избиениях, и к нему не пустили адвоката (http://www.zaprava.ru/v-yaroslavskoj-kolonii-advokata-ne-puskayut-k-izbitomu-doveritelyu-zaklyuchennomu/). После написания жалоб в различные инстанции данного заключенного перестали избивать и даже выпустили из ШИЗО (штрафного изолятора).

Кроме того, об избиениях в колонии ИК-1 рассказал политический заключенный Иван Непомнящих (http://www.svoboda.org/a/28451123.html). «Меня завели и начали бить. Сначала затолкали туда, и очень много народу за мной зашло, люди в масках там были, не меньше 10 человек, и начали избивать. Делали это со знанием дела, отбивали целенаправленно ноги, но попадали и по пояснице, и по голове, по рукам, по лицу. Побили меня, вывели в коридор и поставили на растяжку. И растяжку постоянно увеличивали, разбивая ноги в разные стороны. Ноги очень сильно болят. Они до такой степени растяжку сделали, что на шпагат не сядешь – падаешь, а они били еще под коленками палками и ногами. Падаешь, поднимаешься, и опять заново это все. Потом опять давай бегом». Помимо Ивана Непомнящих, пострадали еще несколько человек. Их в настоящее время защищают юристы «Общественного Вердикта». Жалобы Непомнящих  других пострадавших были направлены в ЕСПЧ, им присвоен приоритетный статус (https://ovdinfo.org/express-news/2017/04/28/espch-obyazal-rossiyu-otchitatsya-o-rassledovanii-izbieniy-v-kolonii-gde).

***

Еще одной очень проблемной территорией остается Кировская область. О пытках, в том числе и изнасиловании электрическим паяльником, в феврале 2017 года сообщили адвокаты одного из заключенных кировской колонии ИК-6, которые также пожаловались в уполномоченные органы. 30 марта следственный отдел отказал в возбуждении уголовного дела по факту насилия над осуждённым. А уже 7 апреля было возбуждено уголовное дело в отношении заключенного по ст. 306 УК РФ «заведомо ложный донос». Между тем, другие осужденные подтверждают, что им угрожают изнасилованиями (http://www.zaprava.ru/zavedomo-lozhno-donosit-o-nasilii-raskalyonnym-payalnikom/).

Суд за «ложный донос» идет сейчас в отношении другого бывшего заключенного, из колонии ИК-1 Кировской области (https://7×7-journal.ru/item/92305). Алексей Галкин рассказал уполномоченным органам о том, как его избили, и у него есть свидетель – бывший сокамерник. Однако уголовное дело против сотрудников ФСИН возбуждено не было, а заключенного обвинили во лжи. На свидетеля также оказывается давление.

Уникальный случай — когда человек уже на свободе, и ему необходимо лечение, однако садисты из ФСИН хотят отправить его вместо больницы обратно за решетку.

***

Также просим обратить внимание, что у проекта “Территория пыток” появилась английская версия. http://stop-torture.info/en/

 

 

ХРОНИКИ ГУЛАГА-4.

Мы продолжаем информировать о нашей борьбе против пыток в Карелии и других регионах России. Ситуация ухудшается – на заключенных, которые подверглись пыткам, никто не обращает внимания, включая уполномоченные органы. Даже представление ЕСПЧ не оказывает влияния.

2-3 мая 2017 года.

ЕСПЧ присвоил приоритетный статус делу заключенных ярославской колонии ИК-1, которые пожаловались на пытки. В их числе – политический заключенный Иван Непомнящих. Несмотря на представление ЕСПЧ, к Непомнящих и другим пострадавшим отказались пускать защитников. (https://www.novayagazeta.ru/news/2017/05/02/131263-zaschitnikov-snova-ne-pustili-v-koloniyu-k-figurantu-bolotnogo-dela-nepomnyaschih)

Вместе с тем, Следственный комитет начал проверку по заявлению о пытках, но нетрудно догадаться, чем такие «проверки» заканчиваются. Тем более, что никто не запрашивал у адвокатов документы, которые описывают зафиксированные 24 апреля травмы у заключенных. Тогда защитники зафиксировали побои у Непомнящих и еще двух заключенных. Между тем во ФСИН заявили, что врачи не нашли у заключенных телесных повреждений. (https://ria.ru/incidents/20170503/1493557625.html)

4 мая 2017 года.

Члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Свердловской области направились с проверкой в колонию ИК-26  (город Тавда). Но до некоторых заключенных членов ОНК не допустили — заломали руки и вывели из колонии под предлогом того, что машина членов ОНК заминирована. В этот момент члены ОНК слышали звуки ударов и крики — есть вероятность, что сотрудников ОНК не пустили внутрь, потому что в этот момент избивали заключенных. После этого общественников взяли в кольцо автоматчики и не давали им двинуться с места под предлогом того, что их автомобиль заминирован (https://www.znak.com/2017-05-05/v_sverdlovskoy_oblasti_chlenam_onk_ne_dali_vstretitsya_s_zaklyuchennymi_soobchivshim_o_pytkah).

5 мая 2017 года.

Состоялся суд по жалобе заключенного карельской колонии ИК-7 Хазбулата Габзаева. Интересы Габзаева представляет адвокат «Территории пыток» Максим Камакин. После того, как Габзаев пожаловался на пытки, на него завели уголовное дело якобы за «нападение» на охрану. Давать показания ему разрешили только на русском языке, несмотря на то, что Габзаев – уроженец Грозного, и его родным языком является чеченский. (http://echo.msk.ru/blog/alasta/1974428-echo/)

Адвокат Камакин подал жалобу на отказ следователя Ларисы Стребковой слушать показания Габзаева на родном языке. Суд также отказал Габзаеву в его праве давать показания на родном языке. Кроме того, на «открытое» заседание суда не пустили ни журналистов, ни слушателей.

7 мая 2017 года.

Заключенные карельской колонии ИК-1 продолжают писать жалобы, сообщая о бедственном положении дел. Скандал с пытками, начавшийся в ноябре 2016 года после письма Ильдара, потихонечку утихает, и тюремщики возобновляют свою преступную деятельность – заставляют заключенных работать бесплатно, некоторых избивают. От всех заключенных требуют писать отказы от помощи адвокатов и правозащитников, угрожая изнасилованиями. Заключенным помогает адвокат проекта «Территория пыток» Константин Маркин.

«…Активисты колонии отвели меня в каптерку. Там мне дали понять, что если я не приму предложение ИК-1, то меня переведут на положение “женщины”, т.к. некий осужденный, который уже “женщина”, сказал, что мы с ним пили из одной кружки. Все эти методы мне хорошо знакомы и они действительно эффективны в ИК-1. Поэтому я испугался за своё здоровье и за своё положение, и написал отказ от встреч с адвокатами и правозащитниками». (http://stop-torture.info/opros-zaklyuchennogo-k-ot-18-aprelya-2017-goda/)

«Приходил начальник оперативной части <колонии ИК-1> Васильев П. О. И говорит: “Ну, как дальше жить будешь? Давай официально отказывайся от Маркина и на камеру. Да к тому же, — говорит, — Маркин и сам понял, что здесь ловить нечего. Откажись от него, и все будет у тебя нормально”». (http://stop-torture.info/opros-zaklyuchennogo-lapteva-18-aprelya-2017-goda/)

«Мне предложили опровергнуть все ранее сказанное Москальковой под видеозапись. При этом Головач обмолвился, что все это (эти указания) идет из Москвы.  Сейчас я отказался от предложения начальника ИК-1 Головача. Но я не понимаю, ради чего я терплю все эти унижения, содержусь в одиночной камере с 11 ноября 2016 года по непонятным для меня причинам. И если Москальковой не нужен я, то  ведь могу и “сломаться”, я не железный. Я нахожусь (содержусь) в нечеловеческих условиях, для меня здесь каждый день – пытка. Если мои слова о беззаконии в колониях Карелии не нужны Москальковой, то может действительно, отказаться от них?» (http://stop-torture.info/otchayanie-zaklyuchennogo-ik-1-kareliya/).

8 мая 2017 года.

Пришло письмо от заключенного карельской колонии ИК-1, в котором он подробно рассказывает, как и где производятся пытки. «Пытки и побои производятся также в здании ШИЗО-ПКТ-ЕПКТ. В прогулочных двориках и в камере №20 этого здания. В частности: утром и вечером, во время приема-сдачи дежурных смен сотрудниками колонии, последние приходят в здание ШИЗО-ПКТ-ЕПКТ, включают на полную громкость музыку через три акустические колонки, стоящие в коридоре здания ШИЗО-ПКТ-ЕПКТ и начинают выводить осужденных по одному из камер в обыскное помещение. При выходе осужденного из обыскного помещения, его силой затаскивают в находящуюся рядом камеру №20 и там бьют и пытают и затем возвращают его в свою камеру». (http://stop-torture.info/utrom-i-vecherom-vo-vremya-priema-sdachi-dezhurnyx-smen-pytki-v-karelskoj-ik-1/)

***

Вы можете помочь нашим адвокатам разоблачать ложь ФСИН. Пожертвовать деньги адвокатам, которые помогают пострадавшим от пыток в Карелии и других регионах, можно на карту «Сбербанка»: 4276 3800 9459 0358 (Лев Александрович Пономарев).