Письма от заключенных ИК-37 Кемеровской области

В ИК-37 Кемеровской области Следственный комитет проводит проверку после попытки суицида более чем десятка заключенных, которые заявили о невыносимых условиях содержания. Со слов осужденных, в колонии ИК-37 Кемеровской области их принуждали подписывать некие заявления о «сотрудничестве», а отказавшимся угрожали различными наказаниями. Некоторые заявили об изнасиловании. Движение «За права человека» собирает новые подробности этой истории. Ниже вы найдете некоторые письма и заявления от заключенных этой ИК.

Мы не знаем, правда ли там говорится, или нет. Но указанные в этих (и других, неопубликованных нами письмах) сведения — ужасают. Поэтому мы требуем провести объективное расследование, с изучением всех видеозаписей. Полагаем, что для сотрудников ФСИН (да и вообще многих силовиков) нормально — силой «побудить» заключенных соблюдать закон. Но на самом деле «фсиновцы», которые мнят себя защитниками закона от бандитов, сами в результате плюют на закон и превращаются в бандитов.

***********************************************************

12 сентября 2017 года я, Паникоровский И.А., находился в ШИЗО-ПКТ. На меня была воздействована физическая сила, после чего меня завели в камеру №16. Сотрудники угрожали мне расправой. Физически и морально довели меня до суицида, после чего я вскрыл себе руки.

Я потерял очень много крови, и еще я был на голодовке 10 суток. Я потерял сознание, и меня на носилках отвели в санчасть, там мне зашили руки, обе руки. Прокапали капельницу, заменитель крови и глюкозу, после чего я пришел в себя.

Меня увели в палату. Через два часа, то есть в 16:30, пришли в палату Овчаров Е.А., Толканов С.С., Марков А.Ю., и стали мне угрожать, заставлять написать какую-то бумагу. Я отказался, после чего Овчаров Е.А. стал мне наносить удары по голове, обзывал меня матерными словами. После чего у меня опять они втроем стали требовать, чтобы я подписал бумагу. Овчаров Е.А. взял стакан, куда-то сходил, и говорит: если сейчас не напишешь, он типа обольет меня мочей. Что и сделал, вылил на меня жидкость. Но и на этом они не успокоились.

Толканов С.С. наносил удары в область плеча, перебинтованных рук, и Марков А.Ю. держал мне голову. Они все матерились на меня и наносили удары по голове, после чего повалили меня на пол, выкручивая больные руки, и сняли штаны, и хотели записать ершик, который для унитаза предназначен. Я был в истерике, и конечно, чтобы они этот ёрш не запихали, я написал отказ от всего, после чего они ушли.

2017-10-05_12-14-24

***********************************************************

Прошу Вас возбудить уголовное дело в отношении сотрудников ФКУ ИК-37, а именно – Овчаров Е.А, Толканов С.С., Марков А.Ю., начальник спец.отдела, начальник карантийного отряда, два оперуполномоченных – за причинение мне вреда здоровью, а именно – избиение и применение насильственных действий. 12.09.2017 года я находился в ШИЗО-ПКТ камеры №19, открылась дверь и меня позвали на беседу с Ульрих Николаем Ивановичем, майор полиции по Яйскому району. Я вышел. Ульрих Н.И. взял с меня объяснение за 08.09.2017 года, что я нанес себе резаные раны лезвием бритвы.  Я также отдал Ульрих конверт в СК Кемеровской области с моим заявлением по факту кражи моего имущества, личных вещей. После этого он ушел, а меня Марков А.Ю. попросил пройти в мед.часть на осмотр телесных повреждений, я пошёл. Проходя мимо карантинного отделения, меня вдруг стали заталкивать в данный локальный сектор. Я испугался за свою жизнь, достал лезвие бритвы изо рта и успел нанести себе порезы в области шеи. Меня подхватили и затащили в кабинет, где были все вышеуказанные сотрудники (у кого-то не указаны ФИО, только должности, я готов опознать их). В этом кабинете мне стали предлагать написать заявление в актив о трудоустройстве и отказаться от воровского. На что я ответил: «Я не понимаю, про что вы? Для меня понятия – это моя семья». Меня повалили на пол животом, сняли штаны, один встал мне на голову ногой, двое держали руки, раздвинули ноги, держа их. Потом начали насильственные действия, в роли которой была дубинка. С криком «Будешь писать!» Я уже ничего не понимал и два раза терял сознание, у меня с шеи так и продолжала идти кровь. А данные сотрудники издевались надо мной и выкручивали руки, били так, чтобы не оставить синяков. Но в данный момент у меня имеются побои, которые нигде не зафиксированы, на лице (правая сторона опухла) и на лбу. Я опасаюсь за свою жизнь и здоровье. В случае моей скорой смерти прошу винить администрацию ИК-37.

1

2

3

*********************************************