Опрос заключенного Кердалева от 18 апреля 2017 года.

После моего общения с правозащитными организациями и адвокатами , в том числе после моей последней встречи с Маркиным К.А. 22 марта 2017 года, по поводу нарушения прав заключённых, на меня стало оказываться активное воздействие со стороны администрации ИК-1 Республики Карелия.  Сотрудники ИК-1 захотели, чтобы я в письменном виде отказался от встреч со всеми правозащитниками и адвокатами. Ежедневно меня по несколько раз в день вызывали различные сотрудники ИК-1 и под угрозами вынуждали меня это сделать (написать отказ). На все это я отвечал отказом. После этого, из-за моего несогласия меня поместили в штрафной изолятор (с 10 по 15 марта 2017 года).

После ШИЗО я направил жалобы на сотрудников ИК-1 прокурору по надзору Ивлеву и Храпченкову, но они были проигнорированы.

Эти мои действия вызвали ещё большее озлобление сотрудников ИК-1, мне стали опять с угрозами говорить, чтобы я отказался от жалоб и встреч с адвокатами. Я отказался. Тогда 31 марта мне вынесли выговор за то, что я занимался спортом с напульсниками на запястьях рук. В тот же день я пошёл на длительное свидание с братом.

Отдельно отмечу, что на длительных свидания администрация колонии списала с моего личного счёта 750 рублей за предоставление дополнительных услуг (пользование чайником, холодильник, телевизор и т.п.) При этом чек мне не выдавался, а от брата эту оплату брать не пожелали.

К слову, такую оплату негласно берут со всех. (В неделю бывает два свидания: по вторникам и пятницам, по 6-7 человек).

После свидания с братом я вернулся в отряд, где активисты колонии отвели меня в каптерку. Там мне дали понять, что если я не приму предложение ИК-1, то меня переведут на положение “женщины”, т.к. некий осужденный, который уже “женщина”, сказал, что мы с ним пили из одной кружки. Все эти методы мне хорошо знакомы и они действительно эффективны в ИК-1.

Поэтому я испугался за своё здоровье и за своё положение, и написал отказ от встреч с адвокатами и правозащитниками, а также подписал бумагу, а также подписал бумагу, которую надиктовали мне сотрудники ИК-1. Что было написано, точно не помню (помню примерно следующее, что “адвокаты и правозащитники пытаются навести свой порядок в РК и очернить ФСИН Карелии, действуя от какого-то криминального авторитета в Санкт-Петербурге. Тем самым дестабилизируют работу администрации ФСИН” – это писал я и еще несколько заключенных на Тереха – нач. управления ФСИН Карелии).

Все эти действия администрации ИК-1 направлены на запугивание основной части осужденных, чтобы они никуда не жаловались. Все это известно и Прокуратуре Карелии. Но у них со ФСИН Карелии круговая порука.

Осужденного Федорова Андрея также заставили написать отказы от адвокатов (в т. ч. от адвоката Маркина К. А.), и от правозащитников. Его в этот четверг (13 апреля 2017 года) говорят, что избили (его перевели в режимный отряд №11, и добровольно он эти бумаги отказывался подписывать).  Насколько мне известно, Федоров после этого по телефону связывался с московскими адвокатами, которые были у него ранее (с Евгенией), и просил их приехать к нему.  Прошу принять срочные меры для защиты моих прав, оградить меня от незаконных действий сотрудников ИК-1, сообщить обо всем происходящем со мной в посольство Республики Молдова.

Прошу направить этот опрос в Ген. Прокуратуру, поскольку обо всех нарушениях Прокуратура Карелии знает, но ничего не делает. Даю свое согласие на распространение изложенных здесь сведений в СМИ.  Сообщаю, что я не отказываюсь от встреч с адвокатом Маркиным К. А., претензий к нему не имею.

к1 к2