Опрос Лаптева Д.В., колония ИК-1 респ. Карелия, 6 сентября 2017 года.

После последней встречи с адвокатом приезжала следователь из Сегежи, допрашивала меня по фактам моего избиения в начале 2017 года. Но поскольку при допросе присутствовал оперативник Ботвиньев Д. И., который постоянно встревал в разговор, то я не стал давать полные показания, чтобы не навредить, в первую очередь, самому себе.

Примерно 18.08.2017 была проверка из Москвы. Я рассказал все, что знал, главному по оперативной части.

После чего у меня была беседа с начальником опер.части колонии Васильевым, на которой мне было сказано, чтобы я отказался от выхода из ПКТ обратно в зону <то есть, в бараки>. Но я хотел выйти из ПКТ. Тогда мне было заявлено, что у администрации колонии есть рычаги воздействия на меня, и мне будет созданы такие условия, что я пожалею, что вышел из ПКТ.

Этот разговор у нас тогда закончился ничем.

После этого приезжал прокурор Иевлев. Он мне также задал вопрос, буду ли я возвращаться в зону. Я ответил, что теперь не знаю.  На что он сказал: «Поднимайся [прим. т. е. возвращайся], я поговорю с начальником».

В эту пятницу, 01 сентября 2017 года, меня вызвали в кабинет начальника колонии. Там был и Иевлев. Они мне сказали: «Поднимайся». Тогда я им рассказала про угрозы оперативников. Начальник колонии сказал на это, что это он будет здесь все решать, а не оперативники.

После этого я вернулся в зону —  в 9 отряд (строгие условия отбытия наказания). Там условия более строгие, чем в обычном отряде. В отряде заключенные содержатся в трех закрываемых камерах.

Однако, уже 4 сентября 2017 года пришел зам.по БОР и сказал мне: «Ты у меня будешь сидеть в ПКТ». Он меня отвел в штаб, позвал туда большое количество «активистов». Там он с «активистами» сообщил, что по зоне пустят слухи о том, что меня отправили в «петушатник» и т.п., и что мне в зоне «не жить». После этого он мне настойчиво предложил опять написать отказ от зоны.

Я, опасаясь за свою жизнь и здоровье, написал отказ от зоны. Ведь я понимаю, что администрация колонии пытается спровоцировать  меня на противоправные действия, чтобы развязать себе окончательно руки  в борьбе со мной.

В итоге с 4.09.2017 я опять нахожусь в ШИЗО, мне дали 11 суток именно за отказ отбывать здесь наказание. Отмечу, что я в этом отказе сослался на наличие у меня конфликтной ситуации с администрацией колонии и «активистами».

Также хочу добавить следующее. В разговоре с Ботвиньевым, последний просил меня написать объяснительную, что Кердалева никто не бил в карантине в прошлом году (примерно). На что я ответил, что я знаю как раз, что Кердалева били как в карантине, так и в отряде и более того, я видел эти избиения. После этого Ботвиньев ушел.

Про встречу с прокурором хочу добавить следующее. Он мне заявил, что я – разменная монета. На таких, как я, сейчас делают выборы. И спросил, зачем мне это нужно. Предложил остановиться. Спросил, кто финансирует все это, Пономарев? Я ответил ему, что «я хочу, чтобы в зоне был закон, а вы его нарушаете, прячась за свои погоны». На это он мне возразил, что я ничего не добьюсь, что люди за УДО будут молчать, а поэтому здесь ничего не изменится.

 

опрос Лаптев 2017_09_06 2 опрос Лаптев 2017_09_06 3