Обращение заключенного Чудина ** (ИК-1) от 25.04.2012

Исполнительному директору
фонда «В защиту прав заключенных»
Пономареву Л.А.
от Чудина ***
отбывающего наказание в виде
5 лет 11 месяцев лишения свободы
в ФКУ ИК-1 УФСИН России по республике Карелия
пос. Надвоицы Сегежского района

 

Обращение

Уважаемый Лев Александрович!

Я, Чудин ***, прибыл в ФКУ ИК-1 в апреле 2010 г., так как во время этапирования из ФКУ 50/7, г. Егорьевска Московской области, проходя транзитом через СИЗО-2 г. Сегежа Республика Карелия, я, за нарушение режима содержания, был водворен в карцер на 15 суток, то, имея недосиженными 14 суток, в ИК-1 я сразу же был водворен в ШИЗО.

В ШИЗО, содержась один в камере, я узнал, что должен ежедневно, от подъема до отбоя, носить отличительный знак, нарукавную повязку с надписью «Дежурный по камере», и, каждый раз, когда открываются двери камеры, неважно, для проверки или выдачи матраса, я должен был делать доклад с указанием количества лиц в камере (где я был один), и сообщать свои ФИО, конец и начало срока, статьи УК, по которым осужден, и т.д.

За отказ надевать повязку и делать доклад, на меня не налагалось взысканий, но, дважды в день меня тянули, растягивая в стороны ноги, умышленно причиняли сильные физические страдания, чтобы сломить мою волю и принудить меня к надеванию повязки и докладу.

Во время этих экзекуций, осужденный, исполняющий обязанности дневального по ШИЗО ПКТ, выливал мне в камеру раствор хлорки, после чего нахождение в камере было невыносимо, кашель и рвота не прекращались «до следующей проверки», потом все начиналось сначала.

Так как во время «растяжек» сотрудникам ИК-1 казалось, что боль причиняется мне недостаточно сильная, меня, заткнув мне рот, избивали, нанося удары по различным частям тела, но, при ежедневном медицинском осмотре, медики отказывались замечать появляющиеся каждый день у меня на теле гематомы и ссадины.

По поводу творившегося в ШИЗО ПКТ беспредела со стороны сотрудников ИК-1, я писал заявление в Сегежский суд, отправив его в закрытом письме, но, сотрудник администрации Зиновьев, при мне вскрыл мое письмо в суд, и, «похвалив» меня за грамотность, сказал, что отправлять мое заявление он не будет, так как «это Карелия».

Судя по тому, что никакого судебного извещения я так и не получил, моя жалоба отправлена не была.
Однако, после этого медицинский работник переписал все имеющиеся у меня ссадины и гематомы.

При посещении помещения ШИЗО ПКТ прокурором, осуществляющим надзор за соблюдением законов в ИК-1 Тихомировым М., я заявил ему, что моя жалоба в суд не отправлена, что меня ежедневно избивают, на что Тихомиров ответил: «Что по факту того, что не отправляются мои жалобы в суд, я ничего доказать не смогу», а для обсуждения вопроса о зафиксированных телесных повреждениях, прокурор пригласил заместителя начальника ИК-1 по БиОР Бондаренко А. М., который пояснил прокурору, что я сам нападаю на сотрудников администрации, о чем у него есть рапорта, и им приходится применять физическую силу в целях самообороны.

После этого прокурор Тихомиров предложил мне, либо я забываю об избиении меня сотрудниками ИК-1, либо он возбуждает расследование по факту моего нападения на сотрудников ИК-1 и доводит дело до суда.
При таких обстоятельствах, мне пришлось воздержаться от обжалования действий сотрудников ИК-1.

Зная, что в карантине ИК-1 осужденные, наделенные администрацией ИК-1 полномочиями по осуществлению контроля за исполнением вновь прибывшими в учреждении лицами режимных требований, принуждают вновь прибывших к беспрекословному подчинению, избивая их, и, физически унижая, ломают любую попытку выражения собственного мнения, я отказался  подыматься в карантин, за что мне было добавлено еще 15 суток.

На протяжении этих 15-ти суток, физическое принуждение меня к ношению повязки и докладу «растяжкой и заливанием камеры раствором хлорки продолжалось ежедневно. Про прошествии этих 15 суток (фактически 29), мне предложили, минуя карантинное отделение, подняться в отряд №11…

28 мая 2010 г. меня перевели из ШИЗО в отряд №11, где, после того, как сопровождающий меня инспектор покинул локальный участок, я был избит активистами, при этом завхоз отряда №11 сказал, что если я не буду подчиняться, то меня изнасилуют.

Сходить в санчасть и снять побои я не имел никакой возможности, так как решение о том, кто пойдет в санчасть, принимают «активисты» отряда. Администрация ИК-1 на мои заявления и жалобы не реагировала никак.

Мне удалось попасть на прием к прокурору Тихомирову М., который сказал мне, что я не сумею ничего доказать о том, что уполномоченные администрацией ИК-1 на притеснение основной массы осужденных «активисты», избивают и унижают «мужиков», и предложил мне не воевать с системой, а самому стать «активистом», на что я его послал…

Не в силах терпеть оскорбления и унижения со стороны «актива», я умышленно, в присутствии представителя администрации ИК-1, нарушил режимные требования, за что был водворен в ШИЗО, где вновь ежедневно подвергался «растяжкам» и заливанию камеры хлоркой. Не в состоянии выдержать этого, я перерезал себе вены на руках, но, после того, как врач зашил меня, все продолжилось.

В сентябре 2010 г. я был направлен для обследования в связи с заболеванием гепатит «С» в ЛИУ РБ-2 г. Медвежьегорска Республики Карелия, откуда мне удалось послать жалобу в СУСК при прокуратуре РФ по республике Карелия, откуда она, по инстанции, для рассмотрения по существу и проверки моих доводов, была передана прокурору Тихомирову.

По возвращению в ИК-1, содержась в ШИЗО и подвергаясь все тем же физическим издевательствам в виде «растяжек» и хлорки, я, в ноябре 2010 г. был допрошен прокурором Тихомировым  М, которому подтвердил все свои доводы и указал на лиц из числа осужденных, которые могут мои доводы подтвердить.

Тихомиров сказал, что он пойдет в зону и спросит указанных мною лиц, во время его отсутствия сотрудники ИК-1, два инспектора и сотрудник ОБ Мельников, выведи меня на прогулочный дворик ШИЗО ПКТ, где, повалив на пол и заломив руки избивали меня ногами, требуя сказать прокурору, что я отказываюсь от своего заявления. Не в силах вынести издевательства, я согласился забрать заявление. После чего меня вновь вызвал прокурор Тихомиров и сказал, что он еще не успел опросить указанных мною лиц, но зашел ко мне уточнить, не желаю ли я забрать заявление. Я написал письменный отказ от своего заявления в СУСК при прокуратуре РФ по республике Карелия.

Впоследствии я еще неоднократно водворялся в ШИЗО, где все также подвергался физическому насилию в виде «растяжек» и залитой камеры раствором хлорки, как способом принуждения меня к ношению повязки и докладу.

Нахождение в расположении отряда для себя я тоже не считаю безопасным, так как «активисты» периодически избивают меня, выполняя распоряжение администрации ИК-1 по физическому сломлению моей воли.

В мае 2011 года я совершил акт членовредительства, поломав металлический стержень, чтобы как-то обезопасить себя от физического насилия «активистов» в лагере и сотрудников администрации ФКУИК-1.
В настоящее время, я нахожусь в СИЗО 77/4 г. Москвы, куда был этапирован для участия в суде надзорной инстанции.

Суд уже состоялся и я ожидаю возврата в Карелию. Какие-либо законные методы и способы обжаловать весь тот беспредел, который творится в ИК-1, где в отрядах рулят «активисты», а в помещениях ШИЗО и ПКТ осужденных «пытают» сотрудники учреждения, а прокурор по надзору за соблюдением законов в ИУ, вместо того, чтобы пресекать факты физического насилия над осужденными, поощряет такие методы исправления, по прибытию в Карелию будут для меня недоступны.

Сколько еще сил хватит у меня на то, чтобы терпеть боль в желудке, отказываясь от операции, так как «крест» в желудке на данный момент для меня единственная, хотя и сомнительная гарантия от физического насилия, я не знаю. Вены на руках у меня уже все перерезаны.

Прошу Вас оказать помощь в том, чтобы права осужденных на личную безопасность, на недопустимость физического насилия и пыток, в наказание за нарушения в ИК-1 УФСИН России по РК соблюдались.
Я согласен на публикацию сообщенных мною сведений в СМИ, а также хочу указать имена осужденных, не имеющих возможность отправить жалобу на действия администрации ИК-1, но желающих предоставить аналогичные, а также иные сведения о беспределе в ИК-1 пос. Надвоицы.
Это осужденные: Боков Сергей; Мухамедиев Евгений; Новак Михаил; Шорин Александр, отбывающие наказание в ФБУ ИК-1 России по Республике Карелия.
Я готов полностью подтвердить свои доводы настоящего обращения.
P. S.: Так как способ отправки «через адвоката-сокамерника» не позволяет мне надеяться на 100%, что мое обращение будет вами получено, я прошу вас сообщить об этом по телефону моей матери Чудиной *** (тел. ***), с которой я периодически связываюсь.
Очень прошу вас оказать помощь.
3 апреля 2012 г. Осужденный Чудин ***

 


Ответ на жалобу по делу Чудина от прок.Храпченкова. 16.11.2012


Ответ на жалобу по делу Чудина от и.о.нач.упр. А.Н.Сердюкова, 09.10.2012


 

1-1

2

3

4-1