Личное дело Кобы Шургая

Заключённого карельской ИК-7 Кобу Шургая судят за то, что 23 декабря 2016 года он сообщил сегежскому следователю о том, что сотрудники колонии его избивали и пытали в течение девяти месяцев. Эти слова были расценены следствием как ложный донос, соединённый с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 2 ст. 306 УК РФ, до трёх лет лишения свободы). В нашем распоряжении обвинительное заключение по делу Шургая, и мы хотим вас познакомить с выдержками из него.

Сам Шургая сообщил следователю (как и ранее адвокатам), что с 13 мая 2015 года по 1 марта 2016 года сотрудники колонии избивали его дважды в день руками и обутыми ногами, ежедневно пытали «растяжкой», сажали на шпагат. Как утверждает Шургая, «в октябре-ноябре 2015 года в результате многократных ударов сотрудники учреждения сломали ему ребро…; в ноябре 2015 года сломали ушную раковину правого уха; в один из дней середины февраля 2016 года, точного времени он не помнит, он стоял в растяжке, таким образом, что его голова касалась пола, ему были нанесены множественные удары по голове, удары руками и ногами по телу, рукам и ногам, один из сотрудников его ударил в область грудной клетки справа, у него оказалось сломано ребро».

 

Эксперты говорят

В декабре 2016 года адвокат Виталий Черкасов видел на груди Шургая «выпирающие островки, как будто это неправильно сросшиеся ребра», а в октябре 2017 года адвокат Максим Камакин смог пройти в ИК-7 с фотоаппаратом и заснял бугорки на груди Шургая, сильный хруст его позвоночника и опухшую лодыжку.

Судебно-медицинской экспертизе пришлось искать объяснения. Выглядят объяснения так.

  • «Установленные в ходе осмотра характер и расположение изменений в области грудной клетки в совокупности (наличие деформации в области тела грудины и симметричная деформация в области переднебоковых поверхностей грудной клетки на уровне нижних рёбер), позволяет судебно-медицинской экспертной комиссии с наибольшей долей вероятности говорить о наличии у Шургая К. Ш. Либо врождённых особенностей развития каркаса грудной клетки, либо о приобретённом характере установленных деформаций вследствие перенесённого заболевания». Переводя на русский язык, Шургая не то родился с помятым скелетом, не то чем-то переболел, и от этого у него искривились рёбра.
  • Боль и отёчность стопы вызвана артрозом, а среди причин артроза — «высокая нагрузка на суставы стопы, которая возникает вследствие спортивных тренировок, тяжёлой работы (Шургая К. Ш. по специальности хореограф)», плоскостопие, а также, возможно, генетическая предрасположенность. «Сведений о травмах суставов стопы в представленной документации нет». Отёк голеностопа вызван хронической венозной недостаточностью.
  • Следов травм ушных раковин нет.

 

Сотрудники говорят

В обвинительном заключении пересказываются показания 32 сотрудников карельской ИК-7. Все они предельно однообразны, мы предлагаем вам несколько характерных цитат.

Из ссылки на показания Сергея Коссиева, начальника ИК-7:

«Всё, что говорит Шургая К. Ш. о причинении ему телесных повреждений и о том, что сотрудники его избивали в его присутствии, является ложью. Он [Коссиев] никому телесных повреждений не причинял, не давал сотрудникам указаний и распоряжений кого-либо избивать, унижать, пытать, в его присутствии никто из сотрудников не избивал осуждённых…»

Из ссылки на показания Михаила Юрлова, дежурного помощника начальника ИК-7:

«Полагает, что Шургая К Ш заявил ему о причинении телесных повреждений из мести к сотрудникам учреждения, после того, как в сети «Интернет» была опубликована информация о пытках Дадина И. И. в ИК-7».

Из ссылки на показания Алексея Нелюбина, младшего инспектора группы надзора отдела безопасности:

«Все сотрудники к осуждённым относятся предельно вежливо… Штрафные помещения оборудованы стационарными видеокамерами, и за сотрудниками осуществляется постоянный контроль руководством учреждения…»

Из ссылки на показания Валерия Пучкова, сотрудника ИК-7, осуществляющего надзор за осуждёнными в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ:

«…осуждённые становятся в положение для обыска. Данное положение в соответствии с Приказом Министерства юстиции Российской Федерации №64-ДСП от 20.03.2015 предусмотрено с целью обеспечения безопасности сотрудников УИС, проводящих обыск, при этом осуждённые принимают безопасную стойку — руки подняты вверх и наружной стороной кисти рук находятся на стене, пальцы раздвинуты, ноги расставлены на ширину плеч. Вероятно, Шургая К. Ш. имеет в виду данное положение, когда говорит о «растяжках»». А мы-то думали…

Из ссылки на показания Андрея Дрозда, заместителя начальника — начальника участка ИК-7:

«С какой целью Шургая К. Ш. заявил, что его избивали сотрудники, он не знает. Считает, что Шургая К. Ш. желает своим заявлением создать негативный образ сотрудников исправительного учреждения».

Из ссылки на показания Виталия Макарова, младшего инспектора группы надзора отдела безопасности:

«Если бы человека так избивали, от него бы ничего не осталось… Думает, что заявление о причинении телесных повреждений Шургая К. Ш. написал, чтобы не отбывать наказание в ИК-7, а поехать в другую колонию, где можно пользоваться телефонами и т. п.».

Из ссылки на показания Леонида Свердлова, начальника отряда отдела по воспитательной работе с осуждёнными:

«Полагает, что заявление о том, что его избивали сотрудники ИК-7, Шургая К. Ш. сделал, возможно, под влиянием адвокатов, в связи с многочисленными и необоснованными жалобами осуждённых, чтобы привлечь к себе внимание».

 

Свидетели защиты говорят

Из ссылки на показания адвоката Натальи Васильковой:

«С Шургая К. Ш. она встречалась 20.09.2016 и предоставляла консультацию по интересующему его вопросу. Она поинтересовалась, как у него состояние здоровья, Шургая К. Ш. пожаловался, что у него болит нога, болят рёбра. Шургая К. Ш. показывал свою ногу, какую именно, она не помнит. Шургая К. Ш. спустил носок не до конца и поднял брючину, она видела, что на коже в области голеностопного сустава имелись пятна чёрно-синего цвета. Также Шургая К. Ш. поднял робу, указал на грудную клетку спереди, пояснил, что у него неправильно срослись рёбра после травмы. Действительно на грудной клетке имелись бугры в области рёбер с правой стороны. Она поинтересовалась, откуда у него эти травмы, Шургая К. Ш. ответил, что его избили сотрудники».

Из ссылки на показания осуждённого Мурата Нагоева (Нагоев неоднократно рассказывал нашим адвокатам об избиении Шургая):

«Когда Шургая К. Ш. выводили из камеры, он слышал, как сотрудники неоднократно говорили, чтобы Шургая К. Ш. громко представлялся, при этом нецензурно выражались в его адрес. Также он слышал звуки, похожие на удары руками, ногами по телу, также слышал звуки, похожие на хлёсткие удары по телу человека предметом — палкой. Он слышал, как Шургая К. Ш. кричал от боли, спрашивал, за что и почему его бьют».