ГУФСИН России по Свердловской области

В ряде исправительных учреждений ГУФСИН России по Свердловской области на протяжении длительного времени фактически существует «пыточная» система исполнения наказаний, которая не меняется от смены руководства областного тюремного главка. На насилие, применяемое в отношении осужденных, жалуются заключенные следующих исправительных учреждений: ИК-5 (г. Нижний Тагил), ИК-2 (г. Екатеринбург), ИК-63 (г. Ивдель), ИК-47 (г. Каменск-Уральский), ИК-46 (г. Невьянск). Издевательства над заключенными носят системный характер и продолжаются уже не один год.

Информацию о пытках и насилии в пенитенциарных учреждениях Свердловской области “вытащить на свет” практически невозможно и осужденные, как правило, в последующем отказываются от своих заявлений, опасаясь за свою жизнь и здоровье. При проведении общественной проверки сотрудники колоний отказываются предоставлять членам ОНК журналы регистрации преступлений формы 1, журнал регистрации информации о происшествиях формы 2 и журнал о применении физической силы и специальных спецсредств.

По всем известным сведениям правозащитники и члены ОНК Свердловской области направляли в адрес Уполномоченного по правам человека в РФ, Генеральную прокуратуру и ФСИН России обращения, в которых выражали озабоченность “пыточной” системой в исправительных учреждениях нашего региона, но все бумаги спускались в нижестоящие прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях и районные следственные комитеты, откуда в адрес заявителей приходили обыкновенные отписки. Заключенных продолжают избивать и пытать.

ФКУ ИК-5

В учреждении ФКУ ИК-5 (г. Нижний Тагил) осужденные подвергаются незаконному избиению, пыткам и другим формам бесчеловечного и унижающего достоинство обращения со стороны сотрудников колонии. К ним относятся водворение в собачий вольер, обливание холодной водой, связывание и т.п. Телесные повреждения медицинской частью не фиксируются.

В частности, к осужденным применяют пытки в виде подвешивания на длительное время за наручники к отсекательной решетке в помещении ШИЗО/ПКТ. Так, 17 августа 2014 года при проведении общественной проверки в ИК-5 члены ОНК Свердловской области Лариса Захарова и Василий Рыбаков обнаружили в помещении ПКТ/ШИЗО прикованного за наручники к отсекательной решетке заключенного П.  В таком положении осужденный находился долгое время. Администрация учреждения заявила, что таким образом они ограждают человека от попытки порезать себе вены (это он хотел сделать в знак протеста против пыток со стороны сотрудников колонии).

Такие инциденты происходили неоднократно, при этом заключенного могли оставить со скованными за спиной руками длительное время. В частности, в 2013 году такой экзекуции подвергся заключенный С.

Однако нижетагильская прокуратура по надзору за соблюдением законов в ИУ также не находила в действиях сотрудников колонии противозаконных действий и признавала применение пыток с помощью наручников, законными. Только после того, как общественники обратились в Областную прокуратуру дело сдвинулось с мертвой точки и по факту незаконного применения к заключенному специального средства, на имя начальника ФКУ ИК-5 прокуратурой внесено представление об устранении выявленных нарушений закона и привлечения виновных лиц к ответственности (http://pravo-ural.ru/2014/08/17/pytki-s-pristrastiem-v-ik-5-nizhnego-tagila/).

В колонии также применяется незаконная практика борьбы с неугодными осужденными, а именно помещение их в вольер для собак, который находится возле дежурной части жилой зоны. Выводят их раздетыми на мороз и обливают водой.

30 января 2014 года член ОНК Алексей Соколов провел разговор с заключенным Ю, который пояснил, что после прибытия в ИК-5 его поместили в блок, в котором он просидел три дня. После он был переведен в вольер для собак, который находится рядом с дежурной частью. В вольере для собак (без собак) он просидел сутки, после чего 10 января его перевели в камеру №12 помещения ШИЗО, где приковали наручниками к решетке двери камеры. В таком положении он находился до 20 января 2014 года. Отстегивали от решетки только на время приема пищи и на ночь, чтобы он на полу мог спать. Спал же Ю в наручниках. С 10 по 20 января 2014 года человек находился в наручниках, подвешенный за решетку двери камеры, со слов осужденного Ю, его видели таким каждый день во время обхода сотрудники администрации и врачи и никто никогда не задавал вопросы. В дополнение к этим пыткам его выводили голым на улицу, бросали в снег и обливали водой. Также клали грудью или спиной к холодному асфальту. Сотрудники сидели на нем, приговаривая, что скоро он заболеет туберкулезом и умрет. Самым страшным было висеть на наручниках в прогулочном дворе пристегнутым к арматуре, к которой подсоединен электрический ток (http://pravo-ural.ru/2014/01/31/beznakazannost-tyuremshhikov-uzhasaet-ili-kak-lomali-chechenca/).

15 апреля 2014 года один из заключенных, содержащихся в ИК-5, сообщил правозащитникам Василию Рыбакову, Светлане Малюгиной, Сергею Кириллову, что был избит после его обращения за помощью в ОНК.  Несмотря на то, что осужденный со следами применения физической силы находился в медицинской части, последняя запись в медицинской карте датирована 05.03.2014 года. Никаких записей о следах на теле осужденного не имелось (http://pravo-ural.ru/2014/04/15/obratilsya-v-onk-poluchaj-dubinoj/).

Физическому насилию подвергаются, в том числе и граждане другого государства, которые также обращались за правовой помощью в ОНК. 22 января 2015 года заключенный З, гражданин Киргизии, сообщил членам ОНК, что в тот же день был избит сотрудниками колонии, которые вывели его из камеры в коридор, где ногами и руками наносили ему удары по ногам, спине и голове, при этом оскорбляли его, унижая его человеческое достоинство. При этом сотрудники медицинской части отказались фиксировать телесные повреждения, травмы были запечатлены посредством фотосъемки членами ОНК (http://pravo-ural.ru/2015/01/25/grazhdanina-kirgizii-pytayut-v-ik-5-gufsin-rossii-po-sverdlovskoj-oblasti/). Дежурный фельдшер ИК-5 Платонова Р.В., которая в присутствии правозащитников осмотрела осужденного З. полностью, отказалась зафиксировать в журнал регистрации телесных повреждений либо иной журнал имеющиеся на теле осужденного множественные ссадины и покраснения, заявив, что журнала у нее с собой нет и она все и так запомнит.

5 мая 2015 года при проведении общественной проверки членами ОНК при визуальном осмотре у одного из осужденных, находящихся в ШИЗО, были выявлены ушибленные раны головы, ссадины и кровоизлияния. Документов о водворении в ШИЗО, сведений о наличии телесных повреждений не имелось. Отсутствовали документы об осмотре осужденного медицинским работником, информация о регистрации повреждений в КУСП. Сотрудники колонии заявили, что заключенный имеет травмы, поскольку занимался членовредительством“ (http://pravo-ural.ru/2015/05/07/budni-obshhestvennyx-nablyudatelej-fku-ik-5-g-nizhnij-tagil-telesnye-povrezhdeniya/), но не продемонстрировали видеозапись. Впоследствии данный осужденный был обвинен в нападении на сотрудника колонии, полностью признал вину, отказался от юридической помощи своего адвоката, после чего состоялся суд и срок наказания заключенного был увеличен.

23 января 2016 года членам ОНК поступила информация, что в колонии избили заключенного Г, которого во время проверки найти не удалось. На требование членов ОНК предоставить журналы регистрации происшествий, преступлений и травм сотрудники колонии ответили отказом. Со слов представителя администрации ИК-5, данный осужденный в колонию не поступал. Позже выяснилось, что заключённый Г в указанное время находился на территории учреждения. Со слов самого Г, сотрудники колонии прятали его от членов ОНК в бытовке. Как утверждал осужденный, он воткнул себе в живот ложку, не выдержав произвола и истязаний. По данным фактам, в том числе сокрытия человека и неоказания ему надлежащей медицинской помощи, адвокатами и членами ОНК были поданы обращения в следственный комитет и прокуратуру (http://pravo-ural.ru/2016/01/27/sotrudniki-ik-5-spryatali-osuzhdennogo-v-bytovke-medsanchasti/).

3 марта 2016 года члены ОНК вновь посетили осужденного Г, на теле которого были телесные повреждения. Осужденный утверждал, что его голого закапывали в снег, обливали холодной водой, пинали по телу сапогами. В медсанчасти осужденного привязывали к кровати на протяжении трех суток, не давая сходить в туалет, в связи с чем он вынужден был ходить под себя. Впоследствии у осужденного случился сердечный приступ и его срочно направили в лечебное учреждение — ЛИУ-51, где врачи установили у осужденного внутреннее кровотечение и ему вливали плазму крови. После лечения его вновь отправили в пыточную колонию. Независимый эксперт-медик установил наличие на теле осужденного телесных повреждений (http://pravo-ural.ru/2016/03/07/kak-lomayut-osuzhdennyx-v-pytochnoj-ik-5-g-nizhnij-tagil/).

29 декабря 2016 года члены ОНК Свердловской области посетили заключенного Б., на теле которого имелись телесные повреждения. При этом фельдшер учреждения Саникидзе А.А. отказался фиксировать телесные повреждения у осужденного. При обращении к Нижнетагильскому прокурору по надзору в ИУ с требованием срочно вмешаться в ситуацию, последний отказался выезжать в колонию, заявив членам ОНК, чтобы они писали письменное обращение, которое рассмотрят в течении 30 суток.

ИК-46

В исправительном учреждении ИК-46 (г. Невьянск) заключенные жаловались на избиения, вымогательства и другие проявления насилия по отношению к ним со стороны других осужденных — “активистов”, сотрудничающих с администрацией. Также члены ОНК сообщают, что руководитель колонии С. Макарихин препятствует их работе, не неся за это никаких наказаний.

В 2013 году в колонии прошла массовая акция протеста заключенных против пыток и вымогательств со стороны «осужденных-активистов», сотрудничающих с администрацией. Данный факт признал лично бывший начальник ГУФСИН России по Свердловской области С. Худорожков, но ситуация не изменилась (http://pravo-ural.ru/2013/05/31/general-sverdlovskogo-gufsin-xudorozhkov-priznal-problemy-so-sdip-v-ik-46-nevyanska/).

4 июля 2015 года около 400 заключенных отказались от приема пищи после того, как в колонии был убит осужденный А. Начальник ИК-46 Илья Чикин и его заместители были арестованы и заключены под стражу (http://pravo-ural.ru/2015/07/07/nad-bratom-izdevalis-15-sutok-na-grudi-sled-ot-elektroshoka/). Однако сложная ситуация с избиениями и вымогательствами в колонии не поменялась.

7 апреля 2016 года члены ОНК нашли заключенного, который от безысходности прыгнул на запретную зону. Со слов осужденного Ордина, в учреждении продолжают действовать «активисты-осужденные», которые вымогают денежные средства, а при отказе платить подвергают осужденных пыткам и издевательствам (http://pravo-ural.ru/2016/04/10/v-ik-46-osuzhdennyj-kinulsya-na-zapretku-radi-prekrashheniya-pytok-i-vymogatelstv-video/). Как заявил осужденный, единственным способом избавиться от пыток и вымогательств было прыгнуть на “запретку” и тем самым привлечь внимание к этой проблеме.

Нынешний руководитель невьянской колонии С. Макарихин препятствует работе членов ОНК в учреждении и за прошедший 2016 год проиграл в суде четыре дела по недопуску общественных наблюдателей в колонию и воспрепятствовании в работе ОНК. Свердловским областным судом три раза и один раз районным судом (решение не вступило в законную силу) действия Макарихина были признаны незаконными. Несмотря на это, он до сих пор осуществляет руководство колонией.

27 октября 2016 года поступила информация, что два отряда заключенных отказались от приема пищи. Со слов заключенных, причиной вновь послужили вымогательства и пытки в колонии. 28 октября 2016 года членам ОНК Макарихин не позволил провести полноценную проверку в учреждении, а осужденные, активно принимавшие участие в акции протеста, были вывезены в другие учреждения (http://pravo-ural.ru/2016/10/31/pravozashhitniki-zayavili-o-sryve-proverki-onk-v-ik-46/). 4 и 9 ноября 2016 года начальник и сотрудники учреждения препятствовали членам ОНК в конфиденциальной беседе с заключенными, которые хотели рассказать о пытках в колонии и написали соответствующее заявление (http://pravo-ural.ru/2016/11/10/nachalnik-ik-46-otkazal-chlenam-onk-v-konfidencialnoj-besede-s-osuzhdennymi/).


23 марта 2017 года в Невьянске судья Антон Коровин огласил приговор экс-начальнику ИК-46 Илье Чикину, его бывшему заместителю Алексею Николаеву, бывшему начальнику отдела безопасности колонии Евгению Панову и младшему инспектору группы надзора Дмитрию Усову, признав их виновными в избиении до смерти заключенного Агбарали Агбаралиева. Как передает корреспондент Znak.com, Чикину суд назначил наказание в виде 13,5 лет лишения свободы, Панову и Николаеву — 13 лет, Усову — 7,5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

ИК-47

С 2013 года в колонии ИК-47 (г. Каменск-Уральский) заключенные жалуются на действия так называемых “активистов”. Это избиение и другие формы насилия, в том числе и сексуального. Ситуация не меняется, несмотря на вмешательство ОНК и обращений в компетентные органы.

В частности, осужденный А. сообщил, что в августе 2014 года подвергся сексуальному насилию со стороны осужденных-”активистов”. Пытки и истязания продолжались на протяжении нескольких часов. Все экзекуции “активисты” записывали на видеокамеру сотового телефона (http://pravo-ural.ru/2014/08/27/ocherednoj-skandal-v-tyuremnom-vedomstve-generala-xudorozhkova/).

“13 августа 2014 г. после отбоя осужденные из числа «актива» без сопровождения сотрудников колонии зашли в камеру, где я содержался, схватили меня и увели в другую камеру, где положили на стол. Привязав руки и ноги к ножкам стола, “осужденные-активисты” засовывали мне в задний проход руки, отчего я испытывал невыносимые боль и страдания, у меня текла кровь. При этом они требовали рассказать о том, что мне известно о происходящем в других исправительных учреждениях. Таким образом они собирали информацию для оперативного отдела учреждения о происходящем в других колониях. Эти пытки и истязания продолжались на протяжении нескольких часов, от боли и истязаний я периодически терял сознание. Все эти экзекуции “активисты” записывали на видеокамеру сотового телефона. Я очнулся уже в бане, где меня обливали водой, смывая грязь и кровь”, — пояснил осужденный.

Обращения в компетентные органы никакого результата не дали (http://pravo-ural.ru/2015/01/26/xuzhe-zhivotnyx-seksualnoe-nasilie-norma-v-ik-47-g-kamensk-uralskogo/). Ответ был получен только из ФСИН России и областного СУ СК.  В этих ответах заявителей уведомляли, что их жалоба перенаправлена,  в первом случае — в Следственный отдел Каменск-Уральского Следственного управления,  во втором — в ГУФСИН Свердловской области. Никто не проводил экспертизу по выявлению факта изнасилования, никто не проводил проверку по заявленному обращению, по крайней мере, заявителей никто не опрашивал. Государственные структуры бездействовали и ничего не хотели предпринимать для выявления и привлечения к ответственности виновных лиц.

За март – апрель 2015 года членами ОНК было найдено несколько заключенных в ИК-47 с телесными повреждениями: в частности, у них были гематомы лица и головы, предплечья и грудной клетки (7 случаев), ожоги (1 случай), гематомы и ушибы (6 случаев). Один из осужденных из отряда №1 находится в гражданской больнице в состоянии комы с ушибом головного мозга (http://pravo-ural.ru/2015/04/21/fku-ik-47-zaregistrirovano-6-sluchaev-telesnyx-povrezhdenij-odin-osuzhdennyj-v-kome-polucheno-6-yavok-s-povinnoj/).

В конце 2015 года, 28 декабря, осужденный А порезал себе живот, заявив, что защищает себя от физического и психологического давления со стороны “активистов” (http://pravo-ural.ru/2016/01/03/prednovogodnee-poseshhenie-ik-47/). 29 декабря 2015 года на встрече с адвокатом этот же заключенный написал и передал адвокату свои заявления об издевательствах в колонии, однако администрация колонии пыталась забрать у адвоката эти записи (http://pravo-ural.ru/2015/12/29/v-ik-47-sotrudniki-pytalis-zabrat-u-advokata-zapisi-sostavlyayushhie-advokatskuyu-tajnu/). 20 января 2016 года члены ОНК обнаружили указанного осужденного со следами телесных повреждений на голове, который выглядел подавлено и отказался от встречи с правозащитниками (http://pravo-ural.ru/2016/01/24/v-ik-47-osuzhdennyj-otkazalsya-ot-vstrechi-s-pravozashhitnikom/).

29 апреля 2016 года члены ОНК получили жалобу от осужденного Х, который рассказал им, что всю ночь он подвергался унижениям, издевательствам и сексуальному насилию со стороны “активистов”. “22 апреля 2016 года после ухода членов ОНК ко мне в камеру пришел сотрудник учреждения и вывел меня в другую камеру. Ближе к вечеру дверь камеры открылась и осужденные-«активисты», наделенные администрацией учреждения властными полномочиями, сказали мне повернуться к стене и опустить голову. Я выполнил их требование и в это время кто-то сзади подбежал и надел мне на голову шапку. Потом меня скрутили и уволокли через одну или две камеры. Посередине камеры стоял стол, а на столе лежал матрас. Меня положили на матрас и завязали руки и ноги к ножкам стола. Все “активисты” были крупного телосложения. Мне сразу заявили, зачем я жалуюсь членам ОНК? А также, что я доигрался и меня они сейчас будут “иметь” до утра. После этого активисты разрезали на мне одежду и сували мне в *** какой-то предмет. Боль была невыносимая. При этом все свои действия активисты снимали на видео и фотографировали. Эти пытки и издевательства продолжались всю ночь”, — заявил членам ОНК заключенный. При этом он сообщил, что активисты постоянно упоминали члена ОНК Захарову, что она ничем ему не поможет и называли ее сучкой. Кроме того активисты угрожали ему убийством, которое спишут на акт суицида, а также говорили, что если он кому-то о случившемся расскажет или напишет какие-либо заявления, то они все свои пытки и унижения выложат в интернет (http://pravo-ural.ru/2016/05/04/v-pytochnoj-ik-47-osuzhdennye-aktivisty-unizhali-i-izdevalis-nad-zaklyuchennym-vsyu-noch/). При попытке зафиксировать показания осужденного Хибиева Р.А. на видекамеру сотрудник колонии отобрал у члена ОНК флеш-карту, заявив о том, что общественники незаконно пронесли в колонию средства мобильной связи. Впоследствии действия сотрудников колонии в суде были признаны незаконными (http://pravo-ural.ru/2016/07/19/obshhestvennyj-nablyudatel-opravdan-v-sude-skan-resheniya/).

16 мая 2016 года члены ОНК обнаружили на спальном месте в комнате, где содержатся осужденные-“активисты” мобильный телефон марки “LG” со встроенной видеокамерой. Общественные наблюдатели потребовали у сотрудников учреждения зарегистрировать данный факт и оформить акт изъятия запрещенного предмета, но сотрудник колонии по фамилии Батраков отказался оформлять какие-либо документы, забрал телефон и ушел в неизвестном направлении. Позже членам ОНК было голословно заявлено, что это был муляж мобильного телефона (http://pravo-ural.ru/2016/05/20/v-pytochnoj-ik-47-na-spalnom-meste-osuzhdennogo-aktivista-nablyudatelyami-byl-obnaruzhen-mobilnyj-telefon/).

14 сентября 2016 года осужденный Н. пожаловался членам ОНК на избиения со стороны “активистов”. По его словам, это произошло 28 августа 2016 года, когда он прибыл в колонию. Увидев, как сотрудники колонии и “активисты” пинали ногами, били руками и загоняли в здание ШИЗО/ПКТ прибывших с ним заключенных, Н. наотрез отказался выполнять команды “активистов”, за что последние начали его избивать и срывать с него одежду. Чтобы избежать насилия над собой, мужчина лезвием от одноразового бритвенного станка порезал себе горло (http://pravo-ural.ru/2016/09/14/porezal-gorlo-chtoby-ne-bili-zayavil-osuzhdennyj-okazavshis-na-bolnichnoj-kojke).

ФКУ ИК-63

Колония ФКУ ИК-63 (г. Ивдель) с точки зрения соблюдения прав человека считается одной из самых сложных учреждений не только в Свердловской области, но и в России. Сотрудничающие с администрацией осужденные, вопреки уголовно-исполнительному законодательству, негласно наделяются властно-распорядительными полномочиями по надзору за основной массой спецконтингента и свободно употребляют наркотические средства непосредственно на территории колонии.

Так, в ноябре 2016 года осужденный Евгений Б-в, являющийся заместителем “коменданта” колонии, вызвал в комнаты для длительных свиданий за вознаграждение гражданку Ц-ву, где они совместно употребляли наркотические вещества. По предварительной информации, только за один месяц осужденный Б-в воспользовался длительными свиданиями в КДС около 20 раз. При попытке сотрудников ФСИН, не являющихся сотрудниками колонии, задержать Б-ва и Ц-ву, шприцы и емкость из-под наркотиков Б-в выкинул в канализацию. А при осмотре места происшествия среди личных вещей осужденного также была обнаружена пластиковая емкость со следами наркотических веществ.

По сведению заключенных, осужденные Евгений Б-в и Сергей Т-в являются одними из главных лиц, которые производят пытки и издевательства над заключенными под негласным присмотром администрации учреждения. Так, начиная с 2012 года многие заключенные (имена есть в распоряжении правозащитников) заявляли о пытках и издевательствах со стороны осужденных-активистов со дня прибытия в колонию, о том, как “активисты” избивают вновь этапированных заключенных, как от несговорчивых заключенных добиваются беспрекословного подчинения незаконным требованиям с помощью пыток: наносят удары в область грудной клетки, почек, селезенки, обливают холодной водой, демонстрируют половые органы перед лицом, применяя угрозы сексуального насилия (http://pravo-ural.ru/2014/06/27/v-ik-63-pobyvala-obshhestvennaya-komissiya-fakty-pytok-i-seksualnogo-nasiliya-podtverdilis-video/).

14 июня 2016 года члены ОНК сообщили об обращении к ним заключенного, который попросил перевести его в безопасное место. Он написал, что в случае его отказа от помощи правозащитников и своих заявлений просит считать эти отказы полученными под давлением. Также осужденный письменно подтвердил свое согласие на фотосъемку и запись его показаний на видеокамеру. Данные заявления члены ОНК передали сотруднику и потребовали свою видеокамеру, которую сотрудники запретили пронести на территорию колонии, в связи с чем ее пришлось оставить на КПП. Однако камеру не принесли, а около 21-00 за осужденным пришли сотрудники колонии и увели его на проверку, а наблюдателям приказали покинуть территорию колонии без объяснения причин. Члены ОНК направились в следственный отдел по г. Ивдель, где подали заявление на сотрудников учреждения. Утром, 15 июня 2016 года, прибыв в колонию члены ОНК сразу направились к заключенному, с которым вчера не закончили конфиденциальную беседу. Осужденный был в камере, которая была опечатана, но в ней отсутствовало видеонаблюдение, в связи с чем, безопасным местом это назвать нельзя. Мужчина при виде членов ОНК сразу заявил, что от всего отказывается и с наблюдателями общаться не желает (http://pravo-ural.ru/2016/06/20/chlenov-onk-vygnali-iz-ivdelskoj-kolonii-iz-kotoroj-bolshe-vsego-postupaet-zhalob-na-pytki-i-nasilie/).

Осенью 2016 года заключенных, которые попытались “восстать” против бесчинств, “активисты” раздели догола, избивали в бане и заливали ледяной водой. После, перевязанные скотчем, полностью без одежды, они лежали под лестницей между этажами трое суток. Пытки и издевательства в бане продолжались все трое суток. В последующем со всех других очевидцев ЧП взяли объяснения, в которых обязали написать, что никаких чрезвычайных происшествий не было (http://pravo-ural.ru/2016/10/12/chp-v-ivdelskoj-kolonii/).

В декабре 2016 года членам ОНК поступила информация о трупах, появившихся в колонии. 14 декабря 2016 года правозащитники посетили исправительное учреждение, в ходе посещения информацию подтвердить или опровергнуть не удалось. Однако заключенные сообщили об облаве, при которой спецслужбы поймали главных “активистов” с наркотиками в комнате длительных свиданий, после чего сменился начальник колонии. В учреждении временно перестали бить и унижать заключенных, кормить стали по-человечески, но спустя время опять они слышат крики избиваемых осужденных, которые находятся в первом ЕПКТ (http://pravo-ural.ru/2016/12/21/iz-kamer-pervogo-epkt-slyshny-kriki-i-vopli-osuzhdennyx/).

ИК-2

(см также: Четыре касты заключённых)

В колонии ФКУ ИК-2 (г. Екатеринбург) существует система “актива”, признанная на уровне Следственного комитета и прокуратуры Свердловской области. “Активисты” от имени администрации занимаются пытками, издевательствами и унижениями заключенных с целью вымогательства у них денежных средств и иных материальных ресурсов (в частности, стройматериалов), которые распределяются различным путём, в том числе, поступают на ремонт отрядов и других помещений ФКУ ИК-2. В обвинительном заключении, утвержденного зам. Прокурора г. Екатеринбурга Кузнецовым С.В. от 27 июня 2016 г., характеризуют ее как “неформальную группу осужденных, которые посредством применения к другим осужденным… были способны заставить таких осужденных выполнять любые требования активистов”.

По итогам судебного процесса в убийстве осужденного были обвинены несколько “активистов”, но большую часть перевели в разряд свидетелей и защитили, потому бесчинства не прекратились. Речь идет о случае, когда 09 января 2015 года осужденные Егор М-в, Мурад А-в, Назир С-в и др. во время избиения осужденного Ш. “перестарались” и забили его до смерти. В связи с этим, по фактам вымогательства у осуждённого Ш денежных средств и причинения ему смерти, в отношении вышеуказанных осуждённых, а также осужденного Сергея Б-ва, было возбуждено уголовное дело, рассмотрение которого сейчас завершается в суде первой инстанции — в Верх-Исетском районном суде г. Екатеринбурга.

Во время рассмотрения данного уголовного дела многочисленные свидетели, а также сами обвиняемые, подтвердили систему «актива», существующую в ФКУ ИК-2; рассказали о многочисленных фактах их избиений, унижений и вымогательств у них денежных средств и другого имущества. Также в Интернете (https://www.youtube.com/watch?v=H4Dhn_xiaIo) опубликованы видеокадры из ФКУ ИК-2 с фактами насилия и издевательства над осужденными: осужденных с головой засовывали в унитаз, мочились на них, в том числе, прямо на открытые кровоточащие раны и т.п.


На видеохостинге «Youtube» появилось видео, в котором рассказывается о пытках якобы имевших место в Исправительной колонии № 2 Екатеринбурга над участником банды Михаила Клока, уроженцем Литвы Ромасом Замольскисом. «В то время я находился на ИК-2, работал санитаром. При мне его привезли в августе. Мы находились в расположении больницы при ИК-2, нам сказали всем собраться внизу — сказали, что привезут важного человека. Заехала „Газель“ со спецназом в масках. Это было вечером, часов 8-9. Он был на носилках с ранениями. Мы его подняли в палату № 7 на второй этаж. Аппарат Елизарова ему установили, так как была раздроблена кость от пулевого ранения в ноге», — рассказал на камеру мужчина.


ФКУ ИК-54

Наши партнеры:

Наши проекты: