ГУФСИН по Кемеровской области

В местах лишения свободы Кемеровской области (ФКУ ИК-5 Кемерово, ИК-40 Кемерово, ИК-22 п. Мозжузха, ИК-37 п. Яя, ЛИУ-16 Абагур Лесной) в карантинных отделениях к осужденным массово применяется психологическое и физическое насилие, зачастую приводящее к смерти заключенных (ИК-5, ИК-22, ИК-40). Выстроена система вымогательств денежных средств и материальных ценностей, и применение насилия к осужденным лишь часть функционала этой системы, поскольку морально сломленные заключенные становятся в дальнейшем жертвой вымогательств.

При этом совершенные в отношении осужденных преступления не расследуются. Такое положение сложилось, в том числе, ввиду возникновения тесных дружеских связей между надзирающими прокурорами и руководством учреждений, длительности работы прокуроров в своих должностях.

Следственный комитет принимает все меры к укрывательству преступлений и обеспечению утраты доказательств, прокурорский надзор отсутствует. Проверки избиений, убийств и самоубийств организованы следующим образом: администрация исправительных учреждений проводит проверку силами своих оперативных сотрудников (зачастую прямо или косвенно причастных к преступлению), Следственный Комитет использует лишь материалы этих проверок, а прокуратура по надзору выступает в роли консультантов, обучая администрацию учреждения, как соблюсти видимость законности при сокрытии нарушений и преступлений. Медицинское освидетельствование избитых заключенных не проводится, либо проводится спустя несколько недель, зачастую необъективно. При этом большой проблемой в настоящее время является ненадлежащее медицинское обеспечение, а также активное содействие медперсонала исправительных учреждений и Следственных изоляторов, сокрытию фактов применения насилия к осужденным.

Сам осужденный, подвергнутый избиению, изолируется от лиц, способных оказать ему правовую помощь, лишается возможностей письменно обратиться с жалобой в компетентные органы. Среди последних случаев – отказ расследовать произошедшее в ИК-22 убийство С, а также избиения и вымогательства в отношении других осужденных. У членов ОНК имеется и другая новая информация о нарушениях в исправительных учреждениях Кемеровской области, однако она не может быть пока что представлена в данном докладе по просьбе заключенных, которые опасаются за свою безопасность.

ИК-22

Заявление о фашизме, массовых пытках и убийствах в ИК-22 Кемеровского ГУФСИН (+ ВИДЕО)

В ИК-22 (пос. Мозжузха) с 2013 года действует преступная группа из так называемых “активистов”, занимающаяся поборами и вымогательством с родственников осужденных. Работает группа путём физического насилия и морального давления на осужденных, вынуждая последних обращаться к родственникам с просьбами перевода денег и поставки стройматериалов. Для воздействия на заключенных используются деревянные дубинки, биты, металлические заточки. Помимо этого, избиениями занимаются сотрудники ФСИН.

12 июня 2016 года в ИК-22 (пос. Мозжуха) в карантинном отделении “активистами” был избит и позднее скончался осужденный С, прибывший в ИК из СИЗО-4 г. Анжеро-Судженска. Избиение совершили сотрудничающие с администрацией осужденные: ***. Уголовное дело было возбуждено, но лишь по причинению вреда здоровью С*. Продвигается версия об отсутствии причинно-следственной связи избиения и его смерти, наступившей в тот же день.

30.07.2013 года был порезан дневальный П, вскрыл себе вены А. После указанных событий, с целью недопущения выхода ситуации из под контроля и окончательного морального подавления осужденных, члены преступной группы устроили массовое избиение всего 3-го отряда: избивали деревянными битами и черенками.

Заявления по данному факту неоднократно были направлены в прокуратуру и Следственный комитет, с указанием Ф.И.О. вымогателей и курирующих их сотрудников ИК, реквизитов, на которые переводятся деньги. Во всех случаях расследование оканчивалось лишь опросами самих лиц, причастных к вымогательствам и избиениям.

В частности, осужденный Р был жестоко избит в карантинном отделении колонии в день прибытия, 18 августа 2014 года. Оттуда в тяжёлом состоянии направлен в Центральную больницу ИК-5 г. Кемерово.

Также в августе 2014 года по указанию администрации ИК-22 активистами был избит осужденный Б.

Руками “активистов” проводятся избиения и даже убийства заключенных.

Имеется также свидетельство о смерти заключенного Ш, который скончался в ФКУ ИК-5 г. Кемерово 01 декабря 2012 года. 27 ноября 2012 года он прибыл этапом из ФКУ ИК-22. На трупе осужденного Ш правозащитниками были зафиксированы телесные повреждения – на груди, выше и левее правого соска, в виде красных пятен непонятного происхождения; на груди в области 8-10 ребра справа обширная гематома фиолетово-серого цвета. Наличие данных повреждений в акте осмотра трупа не отображено, происхождение повреждений не пояснено. Согласно акту, причиной смерти стал следующий диагноз: острый гломерулонефрит, полисиндромный вариант; артериальная гипертензия, осложнение; острая почечная недостаточность; острая сердечная недостаточность, гидроперикард; отёк легких; отёк головного мозга; острый инфаркт миокарда.

По свидетельствам осужденным, в избиениях участвуют не только “активисты”, но и сотрудники ИК-22.

В частности, правозащитникам стало известно, что 30 июля 2013 года в ИК-22, в камерном помещении, сотрудники отдела безопасности учреждения избили двоих осужденных. Предлогом избиения послужило то, что якобы за несколько дней до этого кто-то из них грубо выразился, общаясь с сотрудником колонии.

По имеющимся свидетельствам, зайдя в камеру, сотрудники отдела безопасности ИК-22 вывели двух осужденных, П и Ф из камеры в коридор, а сами оставили в камере Б и принялись избивать его. Далее другие сотрудники увели в другое помещение (кабинет для обыска) находящегося в коридоре Ф и также принялись его избивать. Находящийся в коридоре П, которого не били, имел возможность, находясь в коридоре, видеть, как избивают его сокамерника Б и слышать (но не видеть), как избивают Ф. После окончания избиения Ф, и возвращения его в камеру, было видно, что он весь в крови, разбиты губы, заплыл левый глаз. После окончания избиения Б по его телу были видны множественные кровоподтеки и гематомы. Медчастью ИК-22 телесные повреждения зафиксированы, но в гораздо меньшем объеме, чем имеются.

Помимо этого, 01 ноября 2013 года в ИК-22 избит осужденный З, за то, что находясь в ШИЗО, в выданных ему ботинках на четыре размера больше, чем его нога, отказался отдать шнурки от этих ботинок. В результате применения к нему специальных средств и физической силы ему были нанесены повреждения, а именно: рваная рана левой голени, ушиб ребер заднего и переднего состава левой стороны, гематома и кровоподтеки локтевого сустава плеча и предплечья. В дальнейшем, при попытке защитить свои права и привлечь сотрудников ИК, избивших его, к уголовной ответственности, он сам стал жертвой сфабрикованного администрацией ИК при содействии следственного комитета дела (сфабрикована видеозапись избиения – вырезаны изобличающие администрацию ИК куски), был привлечён к уголовной ответственности и дополнительно осужден.

ИК-5

В ФКУ ИК-5 Кемерово также имеются свидетельства об избиениях заключенных “активистами” в карантинном отделении. Избиения производят также сотрудники ФСИН, в том числе с использованием спецсредств. Доходит до того, что на беззащитных осужденных спускают служебных собак.

10 февраля 2014 года в карантине ИК-5 осужденному В.  “активист” Г. бейсбольной битой проломил голову за отказ от подписания заявления в дневальные. В дальнейшем, под угрозой “загнать в гарем”, будучи лишённым возможности увидеться не только с адвокатом, но и с матерью, В. написал заявление – в котором указал, что упал сам, разбив голову о деревянный пол. При этом половина колонии знает, что голову В. в карантине ИК-5 проломили активисты, о чем сам В. рассказывал многим свидетелям, готовым подтвердить его слова.

Также осужденными активистами в ходе принуждения к подписанию заявления в дневальные был жестоко избит осужденный К. Он получил разрыв селезёнки, был доставлен ЦБ ИК-5, прооперирован. Сотрудники администрации ИК-5 оказали на осужденного давление, принуждая данного осужденного к отказу от претензий и самооговору и не пропустили к нему адвокатов. Приехавшей в колонию адвокату Корчугановой Н.В. и.о. начальника колонии отказал во встрече с подзащитным, с указанием на то, что последний находиться в палате интенсивной терапий.

Поступали жалобы также на избиения со стороны сотрудников данной колонии. В частности, правозащитникам стало известно, что сотрудники администрации ИК-5 путём побоев и под угрозой изнасилования в ноябре 2012 года принуждали заключенных к вступлению в самодеятельные организации. О данных фактах в своих заявлениях указали более 50 осужденных. Исходя из содержания обращений, все вышеуказанные осужденные по прибытию в колонию ИК-5 были подвергнуты избиению, многие с применением спецсредств.

Были избиты осужденные: ***. При этом осужденные ** – указали, что в отношении них был использован газ, осужденные ** указали, что в отношении них использовали электрошокер – спцсредство, недопустимое к использованию. На осужденного В и осужденного М сотрудниками ИК-5 были спущены служебные собаки. Оба имеют укусы рук, М, кроме того, имеет укус голени и частичный отрыв фаланги указательного пальца в результате укуса.

Осужденный С подвергся пытке – сотрудники колонии ИК-5 привязали данного осужденного за ноги и растягивали в разные стороны, в результате осужденный был травмирован. На ногах остались следы от верёвок.

09 сентября 2012 года подвергся оскорблениям и был избит сотрудником ИК-5 Л осужденный Б. Следственный отдел по Заводскому району г. Кемерово, проводя проверку в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ, всеми доступными способами помогает преступникам, совершившим избиение осужденного в ИК-5, уходить от уголовной ответственности. За это время вынесены шесть незаконных постановлений в возбуждении уголовного дела: от 25 октября 2012 года (отменено руководством следственного отдела после обращения в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, с целью недопущения вынесения судебного решения), от 27 января 2013 года, от 15 марта 2013 года, от 30 мая 2013 года, от 27 июля 2013 года, от 08 сентября 2013 года. Все другие постановления также признаны незаконными и отменены.

Расчет Следственного комитета протянуть сроки и «замять дело». В принципе их расчет верный — обычно за такое время либо осужденный, находящийся под властью системы исполнения наказаний, откажется от своих претензий, либо очевидцы пойдут на попятную. По незаконным действиям Следственного комитета по данному делу прокуратурой Заводского района г. Кемерово вынесено представление.

Со стороны администрации ФКУ ИК-5 к осужденным применяется преследование за обращения в защиту своих прав и законных интересов, за жалобы и заявления. Осужденные предупреждаются администрацией ИК-5, что в случае написания жалоб, либо подтверждения ими в случае проверок фактов, изложенных в ранее направленных ими обращениях, они будут повергнуты расправе.

В ООД «За права человека» обратились осужденные ***, ранее обращавшиеся с жалобами на администрацию ФКУ ИК-5 и получившие, именно в связи с жалобами, угрозы расправы со стороны администрации ИУ (изнасилование, этапирование в ИК-40 и прочее). Осужденные *** подверглись угрозе избиения и изнасилования со стороны администрации ИК-5 после того, как подтвердили комиссии факты избиений и издевательств при приёме этапа в ИК-5 и дали интервью представителям прессы, при этом Б. был действительно избит.

Также 06 декабря 2012 года сотрудниками колонии ИК-5 был избит осужденный З, при этом осужденному было прямо пояснено, что избивается он именно за жалобы. В результате привлечения внимания общественности, вопреки усилиям прокуратуры, следователи СК были вынуждены возбудить уголовное дело. Более 30 осужденных было признано потерпевшими. Далее все они продолжали находиться в этой же колонии, ни один из сотрудников даже от работы отстранен не был, а потерпевшие помещены в ШИЗО. В результате, через несколько месяцев, число потерпевших сократилось до 4-х, а потом и вовсе уголовное дело прекратили.

ИК-40

В ИК-40 (г. Кемерово) практикуется составление ложных диагнозов – туберкулёз, с которыми неугодных осужденных направляют в ЛИУ-16, где подвергают наиболее жестокому насилию.

27 декабря 2013 года в карантинном отделении ФКУ ИК-40 г. Кемерово активистами убит осужденный Х. Исходя из ответа зам.прокурора по надзору Силантьева В.В, полученные Х. повреждения никак не связаны с его смертью наступившей в тот же день.

ЛИУ-16

В ЛИУ-16 (пос. Абагур Лесной) практикуются избиения осужденных и, возможно, унижения, которые производятся сотрудниками исправительного учреждения.

На избиения, в частности, пожаловался осужденный Б. С его слов, 17 июля 2016 года сотрудник администрации, капитан Д. начал оскорблять Б. и применил физическую силу, а именно — поставил лицом к стене на улице и начал бить по голеностопным суставам ботинками, для того, чтобы Б. расставил ноги в стороны. “Я упал, т.к. не умею делать шпагат и повредил связки на ногах”, — пояснил Б.

С его слов, инцидент произошел якобы из-за того, что Б. не поздоровался с сотрудником администрации. “Сотрудник ЛИУ-16 к-н вн.сл. Д. не слышал, как я с ним поздоровался, тогда как в локальном секторе отряда №5, где все это произошло, находились другие осужденные и слышали, как я поздоровался с сотрудником и могут подтвердить данный факт”, — пояснил Б.

Он указал, что на его заявления о противоправности подобных действий не было никакой реакции. “На данные действия сотрудника я сказал, что напишу жалобу в органы правозащиты и прокуратуры. Сотрудник ЛИУ-16 Д. сказал мне, пиши жалобы хоть куда и я тебя ангажирую в ЛИУ-16 для исправления, и угрожал физической расправой. В Мед. часть ФКУ ИК-37 я не обращался, т.к. по понятным причинам никто с меня побои снимать не будет и мне надо защитить свою жизнь и здоровье. И, что самое интересное, что ко мне приезжал следователь из Следственного комитета 28.07.2016 г. меня вызвали, как что было, кто меня бил, я все рассказал, но до сих пор никаких действий не принято”, — пояснил Б.

Ранее в  Кузбасское региональное отделение ООД «За права человека» поступило обращение осужденного В, из которого следует, что он неоднократно (дважды) избивался сотрудниками ЛИУ-16. Так, 29 января 2013 года после прибытии в ЛИУ, в вечернее время, был избит сотрудниками администрации исправительного учреждения О и М. Кроме того, 08 апреля 2013 года, в помещении штаба ЛИУ-16, в кабинете начальника ЛИУ, в присутствии начальника ЛИУ Никулина К.Г. и Зам по БиОР Ясюкевич К.В., был избит сотрудником ЛИУ М. Оба избиения произошли по незначительным предлогам.

Заключенный Ш. также, возможно, был избит. При его посещении правозащитниками было зафиксировано, что осужденный запуган, сломлен, глаза не поднимает, ухо опухшее. Сотрудники в присутствии женщины-эксперта допускали сальные намёки, типа, “давайте мы его полностью вам разденем…”, “он не стеснительный…”, что свидетельствует, что осужденный по прибытию в ЛИУ-16 подвергся некой унизительной экзекуции.

23 октября 2014 было организовано посещение зключенного А. адвокатом Невестенко Татьяной Николаевной. Адвокату было вынесено заявление А. с отказом от услуг адвоката. С такой ситуацией адвокат не согласилась, тогда ей показали видео, как А. пишет заявление, и даже под видеозапись показали, как он вслух отказывается от услуг адвоката. Адвокат всё же смогла настоять на личной встрече: осужденного показали через решётку, заметила у него перебитый нос, очень испуган, движения скованные (возможно под одеждой скрыты телесные повреждения). Адвоката ни на секунду не оставляли со своим защитником, всё происходило очень быстро и в присутствии двух сотрудников ИУ.

ИК-37

Заключенные ИК-37 (пгт. Яя Кемеровской области) жалуются на избиения, в том числе и носящие массовый характер.

Ряд заключенных, в числе которых Г, уже обращавшийся с заявлением о возбуждении уголовного дела из-за нарушений в колонии, пожаловались на избиения 20 декабря 2016 года. Со слов осужденных, избиение имело место в карантинном отделении, насилие применяли офицеры ИК-37. В результате Г. был госпитализирован в сан.часть.

Со слов заключенных стало известно, что в июле 2016 года под руководством генерала-майора ГУФСИН К.Г. Антонкина был произведён общий обыск, с привлечением дополнительных сил в количестве 185 человек, в т.ч. сотрудников спецподразделения ГУФСИН «Кедр». Мероприятие сопровождалось массовым избиением осужденных.

Повреждения получили: ***.

Обращения по данному факту были направлены заявления региональным руководителем ЗПЧ Охотиным С.В. в Следственный комитет и прокуратуру. Кроме того, Исполнительным директором ЗПЧ Л.А. Пономаревым направлено обращение руководству ГУФСИН.

Несколько осужденных объявили голодовку и вскрыли вены (в т.ч. Ш.) Пострадавшие осужденные представлены на мед. освидетельствование (проводилось мед.персоналом ИК) лишь по истечении 11 дней после даты избиения. Акты медицинского освидетельствования осужденным для ознакомления и внесения замечаний не предоставили (везде отметки об отказе от подписи), выявленные повреждения минимальны. Внутренняя проверка нарушений не выявила. В возбуждении уголовного дела отказано.

Осужденными, которые ранее обращались с жалобами, высказывались опасения отправки их в ЛИУ-16 Абагур Лесной (туберкулёзная колония, куда по подложным диагнозам отправляют неугодных осужденных, где их «ломают»). Ввиду продолжаемого давления и отсутствия объективного расследования, осужденный Ш. повторно вскрыл вены. Организован выезд адвоката в ИК-37, которая на протяжении нескольких дней в начале декабря 2016 г. пыталась встретиться с Ш, но всякий раз под разными предлогами ей не предоставлялась встреча с осужденным, а затем сообщили о его убытии из ИК-37.

Имеются также свидетельства избиений, имевшие место в 2015 году. В частности, заключенный С. показал, что 31 июля 2015 года подвергся оскорблениям, угрозам и был избит сотрудниками ФКУ ИК-37. С его слов известно, что побои наносились руками и ногами. Осужденный получил телесные повреждения – гематомы, кровопотёки в области спины, кровоподтёк, ссадину в височной области головы. Оперативный работник ИК-37 К, непосредственно избивавший осужденного, также угрожал осуществить изнасилование осужденного с применением резиновой дубинки.

Администрация ФКУ ИК-37 под различными предлогами (отсутствие врача и т.п.) несколько дней уклонялась от проведения мед. освидетельствования и не фиксировала полученные осужденным повреждения. Адвокату, посетившему осужденного С., администрация не давала возможности зафиксировать побои с помощью фотоаппарата. По данному факту проведена проверка в порядке ст. 144-145 УПК РФ, начальник ИК-37 и оперативный работник К отстранены от работы, возбуждено уголовное дело, однако расследование не продвигается.

ИК-41

В Фонд «В защиту прав заключённых» обратились трое осуждённых, недавно этапированных для отбытия наказания в ФКУ ИК-41 УФСИН России по Кемеровской области, с заявлением о пытках со стороны администрации ИК-41 и осуждённых из числа «активистов». Осуждённые сообщили, что по прибытию в ИК-41 они подверглись пыткам и избиениям в карантинном отделении колонии с целью их принуждения вступить в «актив» осуждённых и сотрудничать с администрацией колонии. Сообщается, что осуждённые-«активисты» били их, топили в воде, пытали током и унижали. 

Все заявители сообщают о том, что сотрудник колонии С.С. наносил им побои, а также обещал отвести их в «Гарем» (т.е. определить в низшую касту заключенных в субкультуре, в касту «опущенных») и оказывал психологическое давление. Осуждённый А. сообщает, что сотрудники С.С. и Д. Г били его ногами по спине и бёдрам, приказывали сунуть голову в унитаз и чистить туфли С.С. 

Целью пыток и избиений являлось принуждение заявителей вступить в «актив» осуждённых и сотрудничество с администрацией колонии. Осуждённые сообщают, что не выдержав давления, они были вынуждены подписать бумагу о согласии на сотрудничество с администрацией колонии. А после выхода из карантинного отделения в жилой отряд, сотрудник С.С. громким голосом, так, чтобы слышали все остальные, поблагодарил осуждённых за сотрудничество. 

Фондом «В защиту прав заключённых» были направлены обращения в прокуратуру и УФСИН, а также заявление о преступлении в Следственный комитет Кемеровской области. 

Мы также попросили на момент проведения проверки обеспечить личную безопасность заявителей, и в соответствии со ст.81 УИК РФ, посодействовать их переводу в другую исправительную колонию.

ЛИУ-21

Информация с «Одноклассников«.

Заявление по избиениям от 27.01.2017 года.

ИК-44.

О коррупции в ФКУ ИК-44 УФСИН по Кемеровской области. В ФСБ, ФСИН, ГП и СКР («Гулагу-нет«).

Обращение осуждённого Курасова Дмитрия Юрьевича, коменданта жилой зоны ФКУ ИК-44 УФСИН России по Кемеровской области. В своём видеообращении Курасов заявляет о конкретных фактах нецелевого расходования бюджетных средств, выделенных на ремонт зданий ИК-44, о фактах злоупотребления должностными полномочиями со стороны руководящих сотрудников учреждения, о торговле за стройматериалы поощрениями — длительными свиданиями, о вымогательстве у родственников осуждённых денежных средств (суммы от 10,000 рублей до 100,000 рублей) и т.п. К видеообращению также приложены файлы — чеки, квитанции, сметы, подтверждающие факты коррупции.

Второе обращение по коррупции в ИК-44 («Гулагу-нет«).

СИЗО-4

Пытки в СИЗО-4 Кемеровской области — В СИЗО-4 ГУФСИН России по Кемеровской области по адресу г. Анжеро-Судженск, ул. Чекистов, 1 под руководством подполковника внутренней службы Александра Ладана на протяжении двух месяцев происходит беспредел, творимый сотрудниками УИС. На тех заключенных, кто впервые попал в тюремную систему, сотрудники в прямом смысле слова по коридору катаются, как на лошадях, и заставляют кричать «иго-го». — FACEBOOK

Наши партнеры:

Наши проекты: