Кировский суд оставил в силе приговор осужденному за ложный донос Алексею Галкину

Кировской областной суд 13 сентября оставил в силе приговор осужденному за ложный донос Алексею Галкину, который заявил, что его пытали в исправительной колонии №20. Суд посчитал первый приговор, вынесенный Кирово-Чепецким районным судом, законным и обоснованным. Общественный защитник Галкина, эксперт ООД «За права человека» Пётр Курьянов намерен обжаловать решение судьи Алексея Заколюкина в Верховном суде России, а затем, если понадобится, в Европейском суде по правам человека.

 

Алексей Галкин приехал к нам в движение «За права человека» в январе этого года. Он тогда только-только освободился из колонии, даже не успел переодеться из тюремной робы в гражданскую одежду. Галкин  читал наши отчёты о пытках в Карелии, и начал убеждать нас: в Кировской области – вообще не лучше. Он сам успел отсидеть в нескольких колониях региона, где его избивали, не оказывали медицинскую помощь, а Галкин вскрывал вены, глотал штыри, а под конец решил официально пожаловаться на избивших его сотрудников колонии. Тем более, что имелись не только зафиксированные телесные повреждения, но и свидетель – заключённый М., сокамерник Галкина.

 

2017-09-13_11-40-57


Галкин вырос в маленьком городке, остался без отца и матери, попал в компанию профессиональных воров, что по тюрьмам начал скитаться чуть ли не с 14 лет. Сейчас ему под сорок, и большая часть его жизни прошла за решеткой. Рассказывает удивительные истории о тюремной жизни:

«Пытают электрошокером. У меня вся спина, ягодицы, ноги были выжжены. Я теряю сознание, меня берут, закидывают в камеру, через час открываются снова двери, там пересменка, и опять на коридор, и опять все по новой».

Это Галкин рассказывал про колонию ИК-1 Кировской области, там он лишился двух рёбер. Говорит, его сильно избили сотрудники колонии, сломали рёбра. Потом не оказывали медицинскую помощь, и ребра просто загнили. Пришлось их вырезать. Много лет Галкин терпел, да и не принято за решеткой особенно жаловаться. А потом терпение у него кончилось. В тот момент он уже находился в колонии ИК-20 по Кировской области. Он описывает колонию так: «Здание каменное, весной все стены в грибке. В отрядах холодно, сыро, крысы. Прямо в колониях содержат животных: лошадей, куриц, овец. Лошади ходят и гадят по всей колонии. Осужденные спят в верхней одежде, надевают на себя всё, что есть, и всё равно мёрзнут и не могут спать от холода».

Галкин написал несколько жалоб в правоохранительные органы. После этого, со слов заключенного, его вызвал в штаб заместитель начальника колонии ИК-20 Станислав Ковров. Ковров, со слов Галкина, потребовал прекратить писать жалобы, а потом несколько раз ударил заключенного, в том числе и по лицу. После этого Галкина вывезли в больницу, и уже из больницы, в марте 2016 года Галкин написал в Следственный Комитет заявление на Коврова. В доказательство своего рассказа Галкин показывает паспорт: через несколько дней после конфликта с сотрудником колонии его фотографировали для документов, и припухлость на лице видна на фото. Кроме того, косвенным свидетелем произошедшего является бывший сокамерник Галкина. Он видел, что на встречу с замначальника штаба Галкин ушел с целым лицом, а вернулся с разбитым.

2017-07-17_19-57-13 2017-07-17_19-57-38

Других доказательств заключенный предоставить не может физически. Таким доказательством могла бы стать видеозапись, но вся видеоаппаратура – в руках сотрудников, и порочащие ФСИН материалы немедленно удаляются. Восстановить истину могла бы кропотливая работа следователя, но кировские детективы особенно не заморачивались — провели проверку для галочки, чтобы не найти нарушений, а против самого Галкина состряпать дело о «ложном доносе». Сокамерника Галкина, который был свидетелем по делу, ФСИН перевел в Тверскую область. А самого Галкина, освобожденного в январе 2017 года, уже в апреле вновь отправили за решетку, в СИЗО с червями.

В феврале Галкин перебрался из Кировской области в Подмосковье, где проходил лечение в одной из местных больниц (что было необходимо, учитывая его состояние здоровья). Он честно посещал все судебные заседания в Кировской области, не приехал только один раз: из-за лечения. В результате его отправили под арест, в кировский СИЗО-2.

Решение в суде первой инстанции выносил судья Пантюхин А.Н., незадолго до этого вступивший в новую должность из кресла следователя МВД.

Поиск свидетелей по делу на стадии следствия был официально поручен одному из сотрудников колонии, который, очевидно, находился в служебной зависимости от потерпевшего по делу. Те свидетели, которых нашел сотрудник ИК, об избиениях Галкина, с их слов, ничего не знают. 17 июля судья  присудил Галкину два года колонии в качестве наказания за ложный донос, признав, что никто его не бил, и он всё наврал. Высшая инстанция в лице судьи Алексея Заколюкина подтвердила этот приговор.

2017-09-15_13-15-02


Аналогичное уголовное дело завели на другого осужденного — Эдуарда Горбунова. Сейчас его дело в закрытом режиме рассматривает суд. В августе управление ФСИН по Кировской области обвинило правозащитников в том, что они подталкивают осужденных к ложным доносам.

Практика обвинения в ложном доносе сейчас внедряется по всей стране, чтобы заключенные перестали жаловаться и терпели издевательства над собой. Пытки и избиения заключенных вновь становятся нормой, а руководителей ФСИН это устраивает.

 

One Comment

  1. Pingback: Заключённым предложили 40 тысяч за донос на Льва Пономарева | Правозащитники Урала

Comments are closed.