Адвокатский опрос Зайцева Александра Николаевича, проведенный 09.01.2017

Адвокатский опрос Зайцева Александра Николаевича, проведенный адвокатом Маркиным Константином Александровичем 09.01.2017.

В ФКУ ИК-1 я прибыл 31.08.2016. Прибыл после операции на сердце с сопроводительными документами о том, что я должен содержаться в медицинской части под наблюдением врача. Но вместо этого был отправлен в карантинное учреждение.

Карантин ИК-1: при приеме осужденных избиению подвергаются все вновь прибывшие осужденные за исключением тех, кого запретят избивать оперативные сотрудники ИК-1.

После избиения зачитываются осужденному правила его поведения: «стойка «топориком» (носки ног вместе, голова опущена вниз); передвижение по карантину только бегом; при произнесении фамилии осужденного тот обязан во всю силу прокричать свои Фамилию, Имя, Отчество, статью, по которой осужден, начало и конец срока наказания; разговаривать категорически запрещено; за любое нарушение этих правил следует неминуемое наказание: надевают на голову ведро и бьют палкой по нему, заклеивают скотчем рот, избивают палками и т.п. (что кому придет в голову), при этом следуют оскорбления.

Я при прибытии в ИК № 1 также был избит. Избиение было прекращено только после того, как я потерял сознание, а избивавшие меня обнаружили у меня на груди послеоперационный корсет. После этого я был доставлен в мед. часть.

Ранее мной подавались жалобы и заявления о возбуждении уголовных дел. Изложенные в них факты я подтверждаю полностью.

Также подтверждаю изложенную мной адвокатам Васильевой Наталье Борисовне, Ефремову Денису Сергеевичу, Салимгаровой Ольге Александровне информацию.

Жалобы мной подавались: 12 декабря 2016 года на имя прокурора Республики Карелия (ФКУ ИК № 1 не отправило жалобу)

15 декабря 2016 года на имя прокурора по надзору за законностью ИУ по РК Храпченкову И.А. (ФКУ ИК № 1 отправила ее только 28 декабря 2016 года).

Также мной были отправлены жалобы через адвоката Салимгарееву О.А. на меня Ген. Прокурора РФ и Директора ФСИН (об их судьбе мне пока не известно — ответ не получал).

Так же 9 января 2017 года мной отправлены через цензуру ФКУ ИК № 1 (показав их на видеокамеру) заявления на имя Бастрыкина (в СК РФ), Прокуратуру РК Гавриляну и Уполномоченному по правам человека в РК Шарапову А.С. Заявления датированы 4 января 2016 года. Указанные заявления были отправлены как заказные письма (были вложены в почтовые конверты с наклеенными марками по 43 рубля, конверты были запечатаны). При этом, поскольку сотрудники ИК № 1 отказались лично принимать у меня (брать) эти письма для отправки, я вынужден был положить их в специальный ящик для писем.

В дополнение к изложенному хочу сообщить о лицах, которые могут подтвердить мои слова.

*** (старику, *** года, астматик) подвергался избиениям и издевательствам, бегал с 1 на 2 этаж и обратно (один из видов наказания), пока не потерял сознание.

*** также подвергался вместе со мной избиениям.

*** — были сломаны ребра, вымогались деньги.

*** подтвердит факты избиений.

*** при мне был избит (видел, как у него было разбито лицо, избивание продолжалось с перерывами на несколько часов.

*** — подвергался за 6 лет нахождения в ИК № 1 многократными избиениям ( в т.ч. за жалобы на это), была сломана ему нога, его подвешивали и т.п.

Также подвергались избиениям или могут их подтвердить следующие осужденные: ***

Условия содержания:

Я подтверждаю ранее мною неоднократно сообщенные пыточные условия содержания.

Я содержусь в отряде № 3. На сегодняшний день в отряде 74 человека. На всех находятся 3 рабочих унитаза (при этом общая ширина туалета не превышает 2 метра на 5 метра, размер умывальной комнаты такой же (в ней 5 раковин). Подъем в 6 утра. За 15 минут (до начала зарядки) необходимо успеть заправить кровать (в отряде они 2-хярусные), проход между кроватями около 50 см.), умыться и сходить в туалет. При этом очередность и возможность попасть в туалет и умывальник зависит от желаний т.н. «активистов» (лиц из числа осужденных, которые всеми силами пытаются угодить начальству ИК № 1).

Прием пищу в столовой осуществляется в верхней одежде с головным убором на коленях. При длине стола не более 1,5 метров за столом сидят 6 человек (хотя стол рассчитан на 4 человек — как в кафе). Время приема пищи ограничено временем приема пищи «активистами» (как «активисты» оканчивают есть, так и все остальные должны окончить).

Для написания корреспонденции (писем, жалоб и т.п.) в день выделяют не более 40 минут.

В Ик № 1 есть образцово-показательный отряд — это отряд № 2, где есть цветы, кровать в 1 ярус, все красиво. В него водят всех проверяющих.

Что же касается отряда № 3, где я нахожусь, то люди живут в бараке, который не ремонтировался, пожалуй, с момента постройки. Условия жизни нечеловеческие, везде щели, на 1 человека приходится около 1,5 метров общей площади помещения. В бараке 5 окон, но при этом для проветривания нет ни одной форточки. 4 окна забиты наглухо, одно оставлено незабитым, — его вынимают для проветривания помещения (в т.ч. и когда были морозы). (прим. 7 января 2017 температура опускалась до -26оС).

Отдельно хочу сказать про проводимые в ИК № 1 т.н. «учебные проверки». Это когда строят осужденных, объявляют им, что приехал проверяющий, и они могут изложить ему все свои жалобы. Затем приводят человека, одетого под проверяющего, и которые осужденные отряда не знают. И если кто-то из осужденных жалуется такому проверяющему, то затем этого осужденного уводят и наказывают (в т.ч. бьют), чтобы у всех остальных отпало само желание кому-либо жаловаться. И в результате, когда приезжает настоящий проверяющий, ни у кого не возникает желания жаловаться на что-либо (ведь люде не знают, настоящая это проверка или опять «учебная»). В итоге все выглядит так для проверяющего, что осужденного все устраивает.

opros-zajcev-2017_01_09-orig2

opros-zajcev-2017_01_09-kupir3

opros-zajcev-2017_01_09-orig4