Адвокатский опрос Нагоева М.З., от 19.12.2016.

Адвокатский опрос Нагоева Мурата Зауровича, проведенный адвокатом Камакиным Максимом Ивановичем 19.12.2016.

3 ноября 2016 года ко мне приходил уполномоченный по правам человека РФ Татьяна Москалькова. После встречи и разговора с Т. Москальковой на меня оказывали давление с целью отказа от моих показаний.

В ночь на 4 ноября 2016 года ко мне в камеру № 1 пришло несколько человек, меня вывели в кабинет начальника колонии. В этом кабинете находился человек, который представился сотрудником ФСИН. Этот человек потребовал от меня забрать мое заявление о преступлении, которое я направил в адрес полиции. В случае, если я не выполню требование, он угрожал мне тем, что после проверок режим на зоне ужесточится и будет гораздо хуже, чем раньше, если я освобожусь, то освобожусь инвалидом, что мне напишут такую характеристику, что я и 10 суток на свободе не отгуляю, в характеристике укажут, что я склонен к экстремизму и подбиваю осужденных к экстремистской деятельности.

После этого 5 ноября 2016 г. меня вывели в кабинет начальника и под видеокамеру заставили отказаться от данных мною ранее показания.

Также меня понуждали сообщить под камеру о том, что случаев побоев мне не известно, что в лагере порядок и пытки, насилие и побои отсутствуют.

По поводу избиений и истязаний, которые происходят в колонии, могу пояснить следующее. Из разговоров охранников между собой мне удалось выяснить, что система избиений организована руководством колонии, которое и указывает на осуждённого, которого в данный период следует подвергнуть усиленным пыткам.

В этой системе пыток существует определённый сленг, а именно побои и пытки они называют «профилактическая беседа». Профилактические беседы назначают разной степени жестокости. Самая сильная степень — жёсткая, при которой осуждённого усиленно пытают и могут подвесить на наручниках на дыбу, заламывая руки за спину.

По поводу избиений других заключённых могу сообщить следующее.

Я видел 21 апреля 2016 г, что в прогулочный дворик завели Гелимханова Зелемхана, когда его вели, я слышал, как ему угрожали подвесить его на наручниках на дыбе. После этого я слышал его сильные крики от боли и крики о том, чтобы его отпустили и сняли с дыбы, а также что охранники не имеют права так издеваться. В ответ я слышал смех и оскорбления охранников. Его оставили висеть на дыбе около часа, пока охранники проводили проверку других заключённых.

В начале сентября 2016 г. я слышал разговор охранников между собой о том, что к Ильдару Дадину необходимо применить «профилактическую беседу жесткой степени».

Также я слышал, как избивали Шургая Кобу.

В период с 10.09.2016 г. по 23.01.2016 г. пока я находился в ШИЗО я слышал как ежедневно избивали Шургая Кобу. Он кричал свои фамилию, имя, отчество, за что сидит, срок начала и конца срока. По этим крикам я и узнал как его зовут. Из избивающих по голосу я опознал старшего лейтенанта внутр. службы Мезенцева Александра. Могу характеризовать его как одного из самых жестоких сотрудников, который испытывает наслаждения, истязая других.

По поводу избиений Габзаева Хасбулата могу пояснить следующее. В мае 2016 г он находился в седьмой камере ШИЗО. Я слышал, как его жестоко избили за то, что он оставил после ужина кусочек хлеба в камере. Об этом спросила мед.сестра и ей ответили, что он не доел кусок хлеба и спрятал его в камере. Также я слышал, как охранники матерились и оскорбляли Габзаева на национальной и религиозной почве.

В другой раз я слышал, что Габзаева избивают за отказ есть свинину. По голосу я опознал одного из избивающих — это Нелюбин Алексей Юрьевич, который угрожал, что если Габзаев не будет есть свинину, то он его заставит есть с грязного пола.

В отношении пыток и истязаний непосредственно меня, мною даны подробные показания Яшиной С.Н. и Черкасову В.В. Эти показания я полностью поддерживаю. Во время проверок пожарных тревог я видел других заключенных, многие из них еле передвигались, поскольку также как и я подвергались пыткам принудительного растягивания на шпагат и разрыва боковых связок.

n-1-1 n-2 n-3 n-4 n-5

2 Comments

  1. Pingback: Территория пыток - Газета "Свободное слово"

  2. Pingback: «Мы такие бессильные» | Мочилин пресс

Comments are closed.