Адвокатский опрос Мамаева Анзора Хамидовича, проведенный 09.01.2017.

Адвокатский опрос Мамаева Анзора Хамидовича, проведенный адвокатом Маркиным Константином Александровичем 09.01.2017.

Вначале меня привезли из ИК №2 г. Челябинск (там забили до смерти моего земляка). Я об этом заявил и повторная экспертиза подтвердила факт убийства. Меня в отместку перевели в ИК №9. В ИК №9 надо мной начали издеваться, как то ставить на «растяжку» и т.п. В ИК №9 я объявил голодовку и требовал прокурора из-за избиений по Челябинским событиям. При этом, когда я этапом ехал, в СПб я перерезал себе вены, поскольку знал, что меня за сообщение об убийстве будут избивать в ИК №9, и поэтому надеялся, что тем самым меня оставят в больнице в СПб. И хотя конвойные сообщили, что я в таком состоянии могу не доехать, им было приказано перетянуть мне вены и довезти. По приезду в ИК №9 в таком состоянии меня сразу стали избивать со словами: «Мы тебя вылечим».

Потом меня перевели в ИК №7. Там так же продолжались избиения. Чтобы встретиться с женой (чтобы дали свидания) я прошел через все унижения (как словесные, так и физические, в т.ч. угрозами изнасилования), устроился на работу.

После встречи с Москальковой (я ей все рассказал об избиениях и пытках) мне дали сразу 15 суток ШИЗО (тут же признав злостным нарушителем (это было после 2 или 3, а может 5 ноября 2017).

Потом были из ОНК, им я так же все рассказал о происходящих унижениях и побоях. После ОНК приезжал прокурор. Я не стал писать заявления на конкретных лиц, которые меня избивали, т.к. опасался за свою жизнь (а прокурор мне никакой безопасности не гарантировал). И вот после этого меня сразу поместили в ШИЗО.

Местные адвокаты боятся что-либо делать, мне говорят, чтобы я делал все. что говорят мне сотрудники колонии. Они говорят, что администрации колонии всегда права.

В ИК №1 меня привезли 11 ноября 2016 года. Все началось опять с избиений, с «растяжек». Начальник Управления ФСИН по РК Терехов грозил мне Рамзаном Кадыровым, и что-то за Украину — я не совсем все это понял. Угрозы были перед Новым Годом.

Его заместитель Федотов так же мне угрожает. Он думал, что я был среди людей, которые, когда приезжала Москалькова, были на крыше с плакатом «Люди, помогите». Их было около 9. Их сразу спрятали. Примерно 6-х перевели в ИК №1.

Это: Индейкин Антон, Юрий Шереметов, Дмитрий Бобраков, Кудинов Константин. Их перевели перед приездом ОНК. Их так же избивают смертным боем, никому их не показывают, чтобы они ничего не рассказали про дела, творящиеся в ИК №7 и ИК №1.

Им, как и мне все время дают по 15-14 суток в ШИЗО (один за другим следуют сроки, сидим в ШИЗО безвылазно).

В ШИЗО холод неимоверный, теплую одежду не выдают, теплого постельного белья нет. Особенно холодно было в минувшие морозы. По сути в ШИЗО я нахожусь с 10 ноября 2016 по настоящее время. Это делается, чтобы мы ни с кем не контактировали.

В ИК №7 в камере №14 избивали людей, я об этом сообщал Москальковой. После моего общения с Москальковой в ИК №7, как я слышал, произошли перемены.

Завтра уже как 2 месяца я сижу в ШИЗО. Это не иначе как пыткой не назовешь. Я в одиночке 2 месяца за свои жалобы.

Я объявлял голодовку. А так как из-за язвы меня кормить через зонд нельзя, то сотрудники ИК-1 собирались кормить меня через задний проход. Чтобы не терпеть такое унижение, я согласился начать принимать пищу.

Все мои обращения по поводу срочного медицинского обследования (острые желудочные боли из-за имеющейся у меня язвы) игнорируются. В случае прохудения язвы я могу умереть в любой момент.

Срок окончания моего наказания — это 2023 год. Поэтому, если меня не вывезут за пределы Карелии в любую другую колонию РФ, то, скорее всего меня здесь убьют.

19 декабря 2016 года я подал через сотрудников ИК-1 жалобу в Прокуратуру РК. Но я не уверен, что ИК-1 отправило мою жалобу, мне даже не выдали документ с номером исх. корреспонденции, под которым якобы отправили мою жалобу.

С моей болезнью (язва) меня надлежащим образом не кормят. Яйцо куриное я видел 2 раза: на Новый год и Рождество, горячую воду (кипяток) дают только 1 раз и только утром, когда пока довезут до моей камеры, уже остывшая. Еда: это либо макароны местного производства (тесто с дырочками) либо в первом, либо во втором, также и капуста: либо в первом либо во втором, хлеб дают по 1 малому кусочку. В общем — все время хочется есть. В обед дается что-то отдаленно напоминающее компот, вечером — что-то напоминающее чай. На Новый Год, правда, давали гречневую кашу с сахаром.

Добавлю, что в ИК-9 меня привезли в марте 2016 года.

В колониях Карелии осужденные боятся говорить об издевательствах, т.к. на их жалобы никто не реагирует, а начальство колоний, зная о жалобах, наказывает тех, кто жалуется (в т.ч. их бьют и унижают).

Моя ситуация тому пример. Я пожаловался, побеседовал с Москальковой, с ОНК — в итоге я 2 месяца в ШИЗО, я не дал «спустить на тормозах» убийство моего земляка, меня в отместку перевели в колонию в Карелию.

Камера в ШИЗО, в которой я нахожусь (№12), в ширину около 2 метров (может меньше), а в длину около 3 метров. Она вся грязная, с насекомыми, холодная, из окна постоянно дует. Часть камеры занимает туалет (унитаз) и раковина с холодной водой. Мыться водят только по пятницам (в другие дни помыться теплой водой нельзя).

opros-mamaev-2017_01_09-kupir2

opros-mamaev-2017_01_09-orig3opros-mamaev-2017_01_09-orig4