Адвокатский опрос Мамаева А.Х., проведенный 27.01.2017 адвокатом Маркиным

Адвокатский опрос Мамаева Анзора Хамидовича, проведенный адвокатом Маркиным Константином Александровичем 27.01.2017.

Данные ранее показания. Хочу добавить следующее. От того, что я говорю и продолжаю сопротивляться, мне хуже не будет. Хуже будет, если я “сломаюсь”. Как только я скажу, что “у меня теперь все хорошо” – то мне сразу “вилы” будет.

В настоящее время я продолжаю находиться в ШИЗО – дали очередные 14 суток, с их слов (со слов администрации ИК1) за то, что я ничего, что положено в ШИЗО не делаю. Хотя на самом деле я соблюдаю все правила содержания, распорядок дня и прочее. У меня камера чистая (на сколько это возможно здесь), я сам в ней в меру сил убираюсь, делаю зарядку, всегда представляюсь (называю свои фамилию, имя, отчество и прочее) и т.д.

Сейчас я пишу обращение местному, который приезжал ко мне, представившись местным Уполномоченным по правам человека. Он приезжал 25 января 2017 года после получения из Аппарата уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике письма в отношении меня.

Я ему все рассказал о себе, начиная с Челябинска (т.е. с момента, как убили моего земляка).

Адвокат Василькова Наталья Борисовна говорила мне, чтобы я со всем соглашался, в т.ч. с вменяемыми мне нарушениями, которые я не совершал, и за которые теперь сижу в ШИЗО. То есть что, я должен согласиться с наговором? А потом сидеть год в строгих условиях, чтобы даже домой не позвонить? Я ей говорю: “Кому вы помогаете: мне или им?”

В отношении письма Уполномоченного по правам человека в ЧР от 21 декабря 2016 года за исх. №Г-310 хочу сказать следующее.

Никакой конфликтной ситуации с осужденными в ИК №2 (г. Челябинск) у меня не было. Это придумано сотрудниками УФСИН. Меня перевели из-за начальника ИК-2, у которого возникли проблемы после убийства моего земляка.

Местные (карельские) прокуроры, сотрудники Управления ФСИН на мои жалобы не реагируют, просто смеются в лицо, говоря, что не видят никаких нарушений.

При проверках вся проверка сводится к следующему: вызывают сразу несколько сотрудников ИК №1 к проверяющему, из них старший по званию (или по должности) рассказывают свое видение ситуации, а остальные только кивают головой, что, дескать, так все и было. А потом выходят от проверяющего и смеются.

Невооруженным глазом видно, как тесно сплелись прокуратура, следственные органы, УФСИН Карелии. Они из чувства солидарности ничего друг против друга не скажут и не сделают. Круговая порука.

Сложившуюся в Карельских колониях ситуацию если кто и может разрешить, так это контролирующие органы федерального значения.

Все местные проверки носят формальный характер – для “галочки”.

Когда я приехал в ИК1 я вначале дня два был в камере №13, затем перевели в камеру №4 (наверное, одна из самых холодных в здании), затеи после голодовки – в камеру №12 в здании ШИЗО, ПКТ.

Также хочу обратить внимание, что указания в письме Аппарата Уполномоченного по правам человека в ЧР от 21.12.2016 на то, что моими объяснениями подтверждается факт отсутствия угроз моей жизни и здоровью, не соответствует действительности. Я таких объяснений не давал.

Хочу отметить, что со стороны заключенных, может, и нет угрозы моей жизни и здоровью. А вот со стороны сотрудников ИК-1 (принимая во внимание их административный ресурс) – такая угроза

есть. На меня злится Управление ФСИН по РК за сообщенную Москальковой информацию. Именно за это меня так долго держат в ШИЗО и издеваются надо мной. Сотрудники ИК1 ждут, когда моя язва в желудке прохудится, и все закончится летальным исходом (в ШИЗО, в отличие от других мест содержания, я не имею права даже приобрести для себя продукты питания, которые бы не давали ухудшаться моему здоровью, я питаюсь только тем, что мне привезут в камеру).

Сейчас в преддверии проверок сотрудники ИК1 немного поутихли. Но как только проверки закончатся, то все будет, как раньше.

В ШИЗО я буду находиться уже до 9 февраля 2017 года (т.е. в общей сложности почти 3 месяца) – это результат (а точнее последствия) проверки Москальковой (и моего сотрудничества с ней по доведению до неё информации).

опрос Мамаев 2017_01_27 ориг2

опрос Мамаев 2017_01_27 ориг3