Адвокатский опрос Кердалева Г.Г.22 марта 2017 года

photo_2017-03-28_19-13-21

 

photo_2017-03-28_19-08-56

 

 

Во время опроса Кердалев Г. сообщил о следующих событиях.

3 марта 2017 года он был вызван в кабинет к начальнику отряда №3 на беседу. Начальником отряда с недавнего времени является бывший оперативник колонии Малевич Д.А.

Войдя в кабинет, Кердалев Г. представился, как того требуют закон и правила внутреннего распорядка (ПВР).

Начальник отряда сообщил ему, что он вызван для разъяснения и ответа на поданное Кердалевым Г. заявление на предоставление ему телефонного разговора вне графика отряда. На эту просьбу Кердалеву Г. было отказано в связи с тем, что начальник отряда не видит в этом никаких оснований.

На это Кердалев Г. ответил безупречно сдержанно, что будет вынужден обратиться к начальнику ИК-1.

Данное заявление Кердалева Г. буквально вывело из себя Малевича Д.А., и на Кердалева Г. посыпались оскорбления и угрозы о водворении его в ШИЗО. Кердалев Г. , как и положено, выслушал Малевича Д.А., и покинул кабинет начальника отряда (с разрешения начальника отряда).

А 10 марта 2017 года (т.е. после встречи с адвокатом Маркиным К.А.) я был вызван на административную комиссию, где я (Кердалев Г.) был ознакомлен с рапортом, составленным все тем же начальником отряда Малевичем Д.А., из которого следовало, что Кердалев Г. в ходе разговора с начальником отряда позволил повышать тон и прибегал к жаргонным выражениям. Кердалев Г. заявляет, что все это в чистом виде оговор, он прекрасно знал, что если он позволит себе нечто подобное, то его ожидает наказание.

Об этом Кердалев Г. сказал на административной комиссии. Также Кердалев Г. на комиссии пояснил, что начальник отряда Малевич Д.А., напротив, позволял себе оскорбления в его адрес, а также высказывал угрозы Кердалеву Г.

После комиссии Кердалев Г. был помещен в ШИЗО по 15 марта 2017 года включительно: «В вину мне было поставлено, что я в разговоре с Малевичем Д.А. повышал тон, использовал жаргонные выражения, размахивал руками».

В связи с изложенным Кердалев Г. подготовил жалобу в Прокуратуру РК с просьбой оградить его от сотрудника ИК-1 Малевича Д.А., с просьбой привлечь данного сотрудника к ответственности, а также отменить наложенные на него взыскания.

Кердалев Г. полагает, что данный сотрудник превысил свои должностные полномочия.

Кроме того, Кердалев Г. пытался направить жалобу в Посольство Республики Молдова в РФ 21 марта 2017 года, в закрытом конверте (согласно ст. 91 УПК  ст. 58 ПВР). Однако ему в этом сотрудники ИК-1 отказали.

В указанном обращении Кердалев Г. в том числе просил экстренно организовать ему встречу с ним как с гражданином Молдовы, для оказания ему помощи и правовой защиты.

Также Кердалев Г. пояснил, что на его просьбу об ознакомлении с решением о наложении на него наказания в виде помещения в ШИЗО (с документом) сотрудники колонии ответили отказом, пояснив, что в ИК-1 такие ознакомления не практикуются.

«Полагаю, что все эти события происходят по той причине, что мне известны многие противоправные действия в ИК-1. Я один из свидетелей, о которых сообщил Зайцев А.Н. следователю Стребковой.

В частности, мне известны люди, у которых здесь, в ИК-1, вымогали либо взяли деньги под предлогом того, что у них все будет хорошо (и в зоне) и что они в ближайшее время уйдут домой по УДО. Деньги брал завхоз отряда Пазнов Алексей Петрович, но мотивировал он тем, что Заблоцкий (заместитель начальника ИК-1) в курсе этого.

В настоящее время завхоз куда-то исчез.

Деньги платили Александр Александрович Аксенов, через свою супругу, Адилов Расул Абдулатипович, через некоего Сергея.

Кроме того, мне известно, что осужденные продолжают бесплатно работать на промышленных производствах ИК-1 под предлогом, что они работают по 106 статьи УИК. Только на время проверок их не выводят на работу.

Имеются и другие нарушения в ИК-1, но о них я готов говорить только после встречи с консулом или послом Республики Молдова, и готов говорить только со следователями, которые будут не из СУ СК РФ по республике Карелия и при условии обеспечения моей безопасности».