Адвокатский опрос Гелисханова Зелимхана Исаевича, проведенный 12.12.2016.

Адвокатский опрос Гелисханова Зелимхана Исаевича, проведенный адвокатом В.В.Черкасовым 12.12.2016.

Письменные объяснения, которые я дал 17.11.2016 г адвокату Кутузовой А. С. и 01.12.2016 г адвокату Черкасову В. В., подтверждаю в полном объеме.

Дополнительно хочу пояснить следующее: В период отбывания наказания в ИК-7 я систематически подвергаюсь притеснениям со стороны сотрудников колонии по религиозным основаниям. Содержусь в ЕПКТ в связи с тем, что отказываюсь употреблять в пищу продукты из свинины, кроме того не менее трех раз в день должен совершать молитву.

Соблюдение данного религиозного обряда приводит к тому, что меня длительное время содержат одного в камере, а также подвергают оскорблениям, избиениям и пыткам.

Уточняю, что до ИК-7 я содержался в СИЗО 77/4 г. Москвы, где мне и другим осужденным-мусульманам разрешалось молиться в камере, а также в СИЗО есть отдельное помещение, где мы по пятницам совершали совместный пятничный намаз.

С 2013 по 2016 год я также содержался в ФКУТ-1 г. Верхнеуральск, где также нам разрешали совершать молитвы прямо в камере. А в ИК-7 сотрудники колонии нам запрещают совершать религиозные обряды, заявляя, что этим самым мы нарушаем режим содержания. Кроме того, начальник ИК-7 Коссиев С. Л. лично мне говорил: «Хочешь молиться, езжай в Эмираты. А у нас светское государство».

Также я нахожусь в ЕПКТ, т.к. отказался становиться активистом, т.е. сотрудничать с администрацией, в том числе по указанию оперативного отдела применять насилие к другим осужденным. После возвращения из ФКУТ-1 в ИК-7 я несколько раз подвергался насилию со стороны сотрудников колонии, подробно об этом я указал в протоколе опроса от 17.11.2016 г. адвокату Кутузовой Анне Сергеевне.

Мне известно, что в настоящее время Следственным отделом по г. Сегежа СК РФ проводится проверка по моему заявлению о применении ко мне в ИК-7 насилия и пыток. По поводу причинения ко мне насилия могу подробно описать приметы сотрудников, которые совершали эти действия.

Уточняю, что в рамках проверки меня только один раз посетила следователь по имени Лариса <Стребкова>, которая опросила меня, но сама вопросов не задавала, а только записала то, что я ей сам рассказал. Других проверочных действий с моим участием за все это время не проводилось.

Допускаю, что свидетелями моего избиения в период времени 21 апреля 2016 г могли быть другие осужденные, содержащиеся в ЕПКТ, а именно: ***, Нагоев Мурат Заурович, ***.

После всех событий с осужденным Дадиным Ильдаром, когда в колонию с проверкой приезжали различные комиссии, физическое насилие по отношению ко мне прекратились.

Но в настоящее время я содержусь в камере № 14, где в период времени – 11 и 13 марта 2016 г я подвергался избиениям и пыткам. Данное обстоятельство воспринимаю как психологическое давление.

6 декабря 2016 года мне в тюрьму с едой во время обеда была подброшена железная шайба. Камера № 14 очень холодная, т.к. расположена рядом с выходом в промежуточный дворик, имеет щели в двери, откуда постоянно сквозит. Теперь я вынужден опасаться, что мне в пищу могут подбрасывать посторонние предметы, по этой причине пропускаю прием пищи в то время, когда дежурит смена, которая была 6 декабря 2016 г. А из-за холода в камере вынужден постоянно находиться около батареи.

Во время обхода я сообщал об этом начальнику УФСИН Тереху и работнику прокуратуры Иевлеву, но они на мои слова не отреагировали.

Уточняю, что после свидания с адвокатом Черкасовым В. В. 01.12.2016 г, где я дал письменное согласие выдать доверенность на представление своих интересов в государственных органах, со стороны начальника ИК-7 не предпринималось попыток в моем присутствии удостоверить данную доверенность.

Даю согласие адвокату Черкасову В. В., чтобы он представлял мои интересы в рамках проверки моего заявления в Следственном комитете. С моих слов записано верно, мною прочитано.

16-12-12-opros-gelisxanova_1-1 16-12-12-opros-gelisxanova_2 16-12-12-opros-gelisxanova_3-1 16-12-12-opros-gelisxanova_4