Адвокатский опрос Анзора Мамаева 30 июня 2017 года.

опрос Мамаев 2017 06 302

опрос Мамаев 2017 06 303

 

7 июня 2017 года после встречи с адвокатом сотрудники колонии принесли мне определение Сегежского городского суда об оставлении моего административного искового заявления без движения (определение датировано 29 мая 2017 года). Когда мне принесли это определение я находился в ШИЗО (из ШИЗО меня перевели обратно в ПКТ 9 июня 2017 года). В определении было указано, что до 13 июня 2017 года я должен был представить в суд справку о движении денежных средств по моему счету (чтобы освободить меня от уплаты госпошлины).

Поскольку я находился в ШИЗО, впереди были выходные (10 и 11 июня), предвыходной день (9 июня), с адвокатом из ШИЗО я связаться никак не мог (лицам, содержащимся в ШИЗО, телефонные звонки запрещены, толком никто ничего не объяснил мне, что конкретно в той ситуации я должен был сделать (я юридически безграмотен в данном вопросе), то до 13 июня 2017 года я не смог выполнить требование суда. Поэтому потом мое исковое заявление об оспаривании моего содержания в ШИЗО и ППКТ было мне возвращено без рассмотрения.

Сейчас я решил проверить, что будет, если я буду с идеальной точностью соблюдать все правила (вплоть до минуты). Я хотел проверить, выпустят меня все же из ШИЗО и ПКТ в сам лагерь или нет.

За день до окончания ПКТ (21 июня) ко мне пришел оперативный работник Денис Сергеевич и сказал, что либо мне опять дадут срок в ШИЗО, либо я пишу заявление об отказе выходить в зону (тогда меня в ШИЗО не посадят, а посадят в ПКТ, где я могу иметь какие-то послабления, по сравнению с ШИЗО). Я вынужден был написать такое заявление. И мне продлили срок содержания в одиночной камере ПКТ до 22 октября 2017 года (4 месяца). Здесь я могу хотя бы покупать продукты для поддержания моего больного желудка (периодически моя жена присылает мне деньги на счет, и их я могу использовать для покупки продуктов).

Сейчас я содержусь в камере №25. 22 июня 2017 года здесь в этом кабинете дежурный ДПНК спросил опять, когда же я наконец откажусь от адвоката Маркина. Я понимаю, что чтобы я не делал, даже если соглашусь с их условиями, в моей ситуации ничего не изменится, поэтому я не отказываюсь от адвоката.

За все время моего содержания здесь в ИК-1 моя корреспонденция уходить плохо, как плохо и поступают сюда на мое имя (корреспонденция от жены, дочери). За все время моя семья получила только 1 письмо от меня (из трех), и я получил от них только 1 письмо.