Заявление председателю СК 06.12.2016

Председателю Следственного Комитета РФ
Бастрыкину Александру Ивановичу

Заявление о преступлении

Уважаемый Александр Иванович!

Сообщаем Вам о многократных, регулярных преступлениях, совершаемых в ФКУ ИК-7 респ. Карелия г. Сегежа. По нашим сведениям, преступления эти совершает администрация колонии, а также некоторые заключенные, действующие в тесном контакте с администрацией (так называемые “активисты”). Потерпевшими от их действий в настоящий момент являются ******* и другие лица.

Информацию о преступлениях мы получили из нескольких источников.

Во-первых, мы имеем на руках материалы, собранные в колонии ИК-7 по итогам бесед с заключенными колонии адвокатами Костроминой К.Л., Липцером А.Е., Кутузовой А.С., Яшиной С.Н., Черкасовым В.В., Васильковой Н.Б., в том числе — адвокатские опросы (приложение 1), а также письма заключенных (приложение 2 — первое, второе).

Во-вторых, мы получили многочисленные обращения от родственников заключенных, сидящих в ИК-7 респ. Карелия, с описанием регулярных пыток, происходящих на протяжении нескольких лет. С подобными заявлениями они ранее обращались в различные государственные органы, в том числе в следственные органы, в прокуратуру и президенту РФ (приложение 3).

В-третьих, правозащитниками была проведена пресс-конференция с участием родственников и заключенных ИК-7 респ. Карелия и адвоката, посетившего колонию. Пресс-конференция проходила 28 ноября 2016 года в Сахаровском центре. В ней участвовали:

— адвокат Кутузова А.С. (регистрационный номер ***), которая 16 ноября посетила пострадавших от побоев Мамаева А.Х. и Гелисханова З.И.

— жена Мамаева А.Х. — Кемета Сайдулаева; мать Гелисханова З.И. — Лариса Гелисханова; мать и брат Габзаева Х.С. — Жанета Гайрбекова и Хаджимурат Габзаев.

— бывшие заключенные ИК-7 (по Skype).

Расшифровка пресс-конференции прилагается (приложение 4).

Также в процессе подготовки пресс-конференции в офисе движения «За права человека» Лев Александрович Пономарев опросил бывшего заключенного колонии ИК-7 респ. Карелия, который отбывал наказание с 2011 по 2016 год, освободился в мае 2016 года. Из соображений безопасности он назвался именем «Бек», но его контакты известны (приложение 5).

Также у нас имеется свидетельство адвоката Яшиной Светланы Николаевны (ордер ***), которая в 2014 году посещала колонию ФКУ ИК-7 в интересах своего клиента Гелогаева Лом-Али Хосолтаевича и подтверждает данные о происходивших там в тот момент пытках (приложение 6).

Во всех этих документах сообщается о пытках, постоянных оскорблениях, и других примерах унижения человеческого достоинства, которые применялись большим количеством сотрудников ИК-7.

Можно говорить о том, что в данной колонии создана постоянно действующая машина насилия. Разработана система: избиения в ШИЗО проводятся в небольшом коридоре, не оснащенном видеокамерами. Сотрудники действуют с выключенными видеорегистраторами, которые включаются только для инсценировки «нарушений» заключенными. При этом сотрудники ИК-7 могут пользоваться различными методами насилия – избиения деревянными молотками, палкой и т.п. При этом избивают так, чтобы синяков не было видно, но у некоторых заключенных имеются повреждения внутренних органов,при этом медицинская помощь в колонии им не оказывается. Полный список пыток приведен в приложении (приложение 7).

Ниже приводим схему часть помещения ШИЗО, на которой видны затемненные места, где, по словам заключенных, проводятся пытки. В камере номер 14 заключенных также пытают холодом, отключая отопление и открывая дверь, ведущую в прогулочный дворик.

Наиболее распространенными пытками в ФКУ ИК-7 являются подвешивание за скованные за спиной руки, а также “растяжка” — принудительный шпагат. Растяжка, со слов заключенных, со многими производится регулярно, фактически каждый день, по несколько раз в день. Чтобы не быть голословными, приводим цитаты заключенных, рассказавших о пытках (подробнее в приложениях).

Шургая К.Ш.: «Последний раз я был избит 14-го или 12-го февраля 2016 года. Насилие ко мне применяли около 10-12 сотрудников дежурной смены. Избивали руками и ногами. Ставили на растяжку до такой степени, что нагибали мою голову к полу, ноги растягивали в разные стороны, били по голове различными предметами. Затем завели в кабинет к начальнику ИК-7, который высказал угрозу, что меня голым закроют в прогулочном дворике, где я умру от холода “как собака”. После избиения я ощущал сильную боль в грудной клетке, а так же испытывал боль, в правом боку груди, в этом месте до сих пор при ощупывании чувствуется, что выпирает сломанное ребро. Были повреждения на ступнях, которые повредили, когда ставили на растяжку. Левая ступня, через какое-то время зажила, а правая до сих пор находится в распухшем состоянии, и причиняет мне мучительную боль».

Мамаев А.Х.: «Меня били по туловищу и применяли ко мне пытку под названием «растяжка» <…> В ШИЗО меня пытали таким образом около недели. Я пытался рассказать об этих пытках в жалобах и письмах, отправленных через почту, но это бесполезно. Вся корреспонденция блокируется, если администрация узнает о намерении написать письмо, человека избивают и пытают».

Гелисханов З.И.: «Во время вечерней проверки 11.03.16 меня начали пытать посредством растягивания на шпагат. После окончания проверки я зашёл в камеру и разрезал себе вены на руках и живот с целью совершить суицид. <…> 13.03.16 при проведении утренней проверки я вновь подвергся физическому насилию со стороны сотрудников администрации исправительного учреждения. Так, ко мне повторно применили пытку посредством растягивания на шпагат, после чего меня повалили и начали избивать руками».

Нагоев М.З.: «Непосредственно 15.08.15 вечером примерно в 18:15 — 18:30 на проверке я вышел из камеры, мне сказали встать к стене, целовать стенку. Мои ноги растянули — стали делать растяжку, прижимали мои колени к стене, били по пояснице, применяли болевой удар к правому колену, затем выворачивали руку, выбили плечо (до настоящего времени характерный хруст выбитого плеча). И это продолжалось минимум 20 минут. Сотрудники кричали: «Ты здесь сдохнешь, мы тебя повесим».

Исламов А.М.: «Я прибыл в пятницу, а в понедельник на утренней проверке меня вывели из камеры и поставили к стене в положение для обыска. Сзади пристегнули наручники, применили процедуру растягивания промежности на шпагат. Один сотрудник своей ногой разводит ногу в одну сторону, другой сотрудник своей ногой мою ногу отводит в другую сторону, до касания гениталий пола».

Бывший заключенный ИК-7, назвавшийся «Бек»: «Затем уводят в короткий коридор, где нет камер, личные видеорегистраторы выключают. Два инспектора берут тебя за ноги, поднимают в воздух и растягивают в разные стороны. У тебя руки на стене. Сзади кто-то поддерживает за спину, чтобы не упал. А четвертый инспектор начинает тебя сильно тянуть вниз. Если на свободе не садился на шпагат, это очень больно. Когда боль становится уже невыносимой, тебя бросают на пол и начинают избивать ногами, буквально втаптывать в пол. В голову не бьют – по почкам, по ногам. Длится это все обычно 6-7 минут».

Бараки отданы на откуп так называемым «активистам», которые чаще всего бывают славянской национальности и осуждены за изнасилование. Они также избивают заключенных, но не столь методически. Однако из бараков легко попасть в ШИЗО и очередной раз подвергнуться избиениям со стороны уже сотрудников ИК-7. Для этого достаточно мусульманам заявить о своих религиозных убеждениях: отказаться есть свинину или помолиться. В текстах адвокатских опросов подчеркивается, что лично начальник колонии ИК-7 С.Л. Коссиев заставляет их есть свинину и в случае отказа отправляет их в ШИЗО.

В настоящий момент по обращениям некоторых заключенных проводится процессуальная проверка следователями регионального управления Следственного Комитета по республике Карелия. Однако проверка ведется медленно, опрошены не все заключенные, а также свидетели. Мы уверены, что столь циничное массовое нарушение закона в колонии ИК-7 не могло происходить без попустительства начальника республиканского УФСИН Тереха А.В. и, понимая масштаб и значимость этого расследования, просим перевести расследование на уровень федерального Следственного Комитета и направить в республику Карелия группу опытных следователей. Мы надеемся в ближайшее время получить новую информацию и намерены знакомить следствие с новыми, полученными нами данными.

Приводим список сотрудников колонии, причастных к пыткам, по информации, содержащейся в опроса и письмах заключенных. Это — ***; ***; ***; сотрудник ДПНК ***; сотрудник ДПНК ***; старший лейтенант ***. Также — сотрудники колонии ***, ***, ***, ***, должности которых нам неизвестны.

Просим Вас провести проверку и возбудить уголовные дела в отношении данных сотрудников ИК-7 респ. Карелия по признакам преступления, предусмотренного п. “а” ч. 3 ст. 286 УК РФ (“превышение должностных полномочий с применением насилия или угрозой его применения”).

Обращаем также внимание, что руководство ФСИН отчиталось о якобы проведенной внутренней проверке, которая очевидно была проведена наспех и халатно. Мы не знакомы с официальным документом, который не был публично представлен по итогам проверки, но прессе замначальника ФСИН Валерий Максименко заявил, что проверка не выявила нарушений (цитата по “Интерфаксу”: “служебной проверкой также не выявлено фактов незаконного применения физической силы и к другим осужденным”).

Просим проверить действия сотрудников ФСИН, проводивших проверку, на наличие признаков преступления по статьям 316 УК РФ (“укрывательство преступлений”) и п.1 ст.293 УК РФ (“халатность, повлекшая существенное нарушение прав и законных интересов гражданина”).

В настоящее время колония внешне приводится в некоторый порядок (в частности, появилось тепло в камерах ШИЗО, выдана новая одежда, улучшено питание, прекратились избиения). Однако давление на заключенных, которые жаловались на пытки, продолжается.

В частности, Мамаев А. Х. был переведен в ИК-1, где был избит, наличие синяков зафиксировано адвокатом Кутузовой А.С.

Заключенного Нагоева М. З. сотрудники ФСИН заставляли отказаться от жалоб, поданных в Следственный Комитет.

Заключенному Дадину И. И. начальник колонии Коссиев С.Л. напрямую угрожал убийством в случае жалоб («мы тебя убьем и закопаем за забором»).

В связи с этим просим Вас обеспечить безопасность заключенных на время проведения следственной проверки силами регионального управления СК, а также после неё, заключенных, которые рассказали о пытках в ИК-7, в числе которых: Габзаев Хазбулат Султанович, Мамаев Анзор Хамидович, Гелисханов Зелимхан Исаевич, Шургая Коба Шалвович, Нагоев Мурат Заурович, Исламов Али Мисербиевич, Дадин Ильдар Ильдусович.

Л.А.Пономарев

Исполнительный директор

Общероссийского общественного движения

«За права человека»