Заявление генеральному прокурору РФ 06.12.2016.

Генеральному прокурору РФ
Чайке Юрию Яковлевичу

Уважаемый Юрий Яковлевич!

Сообщаем Вам, что мы обратились к председателю Следственного Комитета РФ А.И.Бастрыкину с заявлением о многократных, регулярных преступлениях, совершаемых в ФКУ ИК-7 респ. Карелия г. Сегежа. Мы привели известные нам источники, сообщавшие о преступлениях, и назвали фамилии людей, совершавших эти преступления. Мы также попросили А.И.Бастрыкина направить в Сегежу для расследования группу следователей ГУ СК РФ. Обращаемся к Вам с просьбой взять под свой контроль расследование преступлений, совершенных в ИК-7 респ. Карелия г. Сегежа.

Также нам стало известно из средств массовой информации, что  Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) провела собственную внутреннюю проверку. Мы не знакомы с официальным документом, который не был публично представлен по итогам проверки, но прессе замначальника ФСИН Валерий Максименко заявил, что проверка не выявила нарушений (цитата по “Интерфаксу”: “служебной проверкой также не выявлено фактов незаконного применения физической силы и к другим осужденным”). В связи с этим просим провести прокурорскую проверку внутреннего расследования ФСИН, изучить материалы этого расследования и дать оценку законности и полноты принятых мер.

Для того, чтобы не быть голословными, представляем Вам материалы, которые были получены в рамках нашего общественного расследования ситуации в колонии ИК-7 респ. Карелия г. Сегежа.  

По нашим сведениям, преступления эти совершает администрация колонии, а также некоторые заключенные, действующие в тесном контакте с администрацией (так называемые “активисты”). Потерпевшими от их действий в настоящий момент являются *****.

Информацию о преступлениях мы получили из нескольких источников.

Во-первых, мы имеем на руках материалы, собранные в колонии ИК-7 по итогам бесед с заключенными колонии адвокатами Костроминой К.Л., Липцером А.Е., Кутузовой А.С., Яшиной С.Н., Черкасовым В.В., Васильковой Н.Б., в том числе — адвокатские опросы (приложение 1), а также письма заключенных (приложение 2 — первое, второе).

Во-вторых, мы получили многочисленные обращения от родственников заключенных, сидящих в ИК-7 респ. Карелия, с описанием регулярных пыток, происходящих на протяжении нескольких лет. С подобными заявлениями они ранее обращались в различные государственные органы, в том числе в следственные органы, в прокуратуру и президенту РФ (приложение 3).

В-третьих, правозащитниками была проведена пресс-конференция с участием родственников и заключенных ИК-7 респ. Карелия и адвоката, посетившего колонию. Пресс-конференция проходила 28 ноября 2016 года в Сахаровском центре. В ней участвовали:

— адвокат Кутузова А.С. (регистрационный номер ***), которая 16 ноября посетила пострадавших от побоев Мамаева А.Х. и Гелисханова З.И.

— жена Мамаева А.Х. — Кемета Сайдулаева; мать Гелисханова З.И. — Лариса Гелисханова; мать и брат Габзаева Х.С. — Жанета Гайрбекова и Хаджимурат Габзаев.

— бывшие заключенные ИК-7 (по Skype).

Расшифровка пресс-конференции прилагается (приложение 4).

Также в процессе подготовки пресс-конференции в офисе движения «За права человека» Лев Александрович Пономарев опросил бывшего заключенного колонии ИК-7 респ. Карелия, который отбывал наказание с 2011 по 2016 год, освободился в мае 2016 года. Из соображений безопасности он назвался именем «Бек», но его контакты известны (приложение 5).

Также у нас имеется свидетельство адвоката Яшиной Светланы Николаевны (ордер ***), которая в 2014 году посещала колонию ФКУ ИК-7 в интересах своего клиента Гелогаева Лом-Али Хосолтаевича и подтверждает данные о происходивших там в тот момент пытках (приложение 6).

Во всех этих документах сообщается о пытках, постоянных оскорблениях, и других примерах унижения человеческого достоинства, которые применялись большим количеством сотрудников ИК-7.

Можно говорить о том, что в данной колонии создана постоянно действующая машина насилия. Разработана система: избиения в ШИЗО проводятся в небольшом коридоре, не оснащенном видеокамерами. Сотрудники действуют с выключенными видеорегистраторами, которые включаются только для инсценировки «нарушений» заключенными. При этом сотрудники ИК-7 могут пользоваться различными методами насилия – избиения деревянными молотками, палкой и т.п. При этом избивают так, чтобы синяков не было видно, но у некоторых заключенных имеются повреждения внутренних органов,при этом медицинская помощь в колонии им не оказывается. Полный список пыток приведен в приложении (приложение 7).

Ниже приводим схему часть помещения ШИЗО, на которой видны затемненные места, где, по словам заключенных, проводятся пытки. В камере номер 14 заключенных также пытают холодом, отключая отопление и открывая дверь, ведущую в прогулочный дворик.

Наиболее распространенными пытками в ФКУ ИК-7 являются подвешивание за скованные за спиной руки, а также “растяжка” — принудительный шпагат. Растяжка, со слов заключенных, со многими производится регулярно, фактически каждый день, по несколько раз в день. Чтобы не быть голословными, приводим цитаты заключенных, рассказавших о пытках (подробнее в приложениях).

Шургая К.Ш.: «Последний раз я был избит 14-го или 12-го февраля 2016 года. Насилие ко мне применяли около 10-12 сотрудников дежурной смены. Избивали руками и ногами. Ставили на растяжку до такой степени, что нагибали мою голову к полу, ноги растягивали в разные стороны, били по голове различными предметами. Затем завели в кабинет к начальнику ИК-7, который высказал угрозу, что меня голым закроют в прогулочном дворике, где я умру от холода “как собака”. После избиения я ощущал сильную боль в грудной клетке, а так же испытывал боль, в правом боку груди, в этом месте до сих пор при ощупывании чувствуется, что выпирает сломанное ребро. Были повреждения на ступнях, которые повредили, когда ставили на растяжку. Левая ступня, через какое-то время зажила, а правая до сих пор находится в распухшем состоянии, и причиняет мне мучительную боль».

Мамаев А.Х.: «Меня били по туловищу и применяли ко мне пытку под названием «растяжка» <…> В ШИЗО меня пытали таким образом около недели. Я пытался рассказать об этих пытках в жалобах и письмах, отправленных через почту, но это бесполезно. Вся корреспонденция блокируется, если администрация узнает о намерении написать письмо, человека избивают и пытают».

Гелисханов З.И.: «Во время вечерней проверки 11.03.16 меня начали пытать посредством растягивания на шпагат. После окончания проверки я зашёл в камеру и разрезал себе вены на руках и живот с целью совершить суицид. <…> 13.03.16 при проведении утренней проверки я вновь подвергся физическому насилию со стороны сотрудников администрации исправительного учреждения. Так, ко мне повторно применили пытку посредством растягивания на шпагат, после чего меня повалили и начали избивать руками».

Нагоев М.З.: «Непосредственно 15.08.15 вечером примерно в 18:15 — 18:30 на проверке я вышел из камеры, мне сказали встать к стене, целовать стенку. Мои ноги растянули — стали делать растяжку, прижимали мои колени к стене, били по пояснице, применяли болевой удар к правому колену, затем выворачивали руку, выбили плечо (до настоящего времени характерный хруст выбитого плеча). И это продолжалось минимум 20 минут. Сотрудники кричали: «Ты здесь сдохнешь, мы тебя повесим».

Исламов А.М.: «Я прибыл в пятницу, а в понедельник на утренней проверке меня вывели из камеры и поставили к стене в положение для обыска. Сзади пристегнули наручники, применили процедуру растягивания промежности на шпагат. Один сотрудник своей ногой разводит ногу в одну сторону, другой сотрудник своей ногой мою ногу отводит в другую сторону, до касания гениталий пола».

Бывший заключенный ИК-7, назвавшийся «Бек»: «Затем уводят в короткий коридор, где нет камер, личные видеорегистраторы выключают. Два инспектора берут тебя за ноги, поднимают в воздух и растягивают в разные стороны. У тебя руки на стене. Сзади кто-то поддерживает за спину, чтобы не упал. А четвертый инспектор начинает тебя сильно тянуть вниз. Если на свободе не садился на шпагат, это очень больно. Когда боль становится уже невыносимой, тебя бросают на пол и начинают избивать ногами, буквально втаптывать в пол. В голову не бьют – по почкам, по ногам. Длится это все обычно 6-7 минут».

Бараки отданы на откуп так называемым «активистам», которые чаще всего бывают славянской национальности и осуждены за изнасилование. Они также избивают заключенных, но не столь методически. Однако из бараков легко попасть в ШИЗО и очередной раз подвергнуться избиениям со стороны уже сотрудников ИК-7. Для этого достаточно мусульманам заявить о своих религиозных убеждениях: отказаться есть свинину или помолиться. В текстах адвокатских опросов подчеркивается, что лично начальник колонии ИК-7 С.Л. Коссиев заставляет их есть свинину и в случае отказа отправляет их в ШИЗО.

В настоящий момент по обращениям некоторых заключенных проводится процессуальная проверка следователями регионального управления Следственного Комитета по республике Карелия. Однако проверка ведется медленно, опрошены не все заключенные, а также свидетели. Мы уверены, что столь циничное массовое нарушение закона в колонии ИК-7 не могло происходить без попустительства начальника республиканского УФСИН Тереха А.В. Мы надеемся в ближайшее время получить новую информацию и намерены знакомить следствие с новыми, полученными нами данными.

Приводим список сотрудников колонии, причастных к пыткам, по информации, содержащейся в опроса и письмах заключенных. Это — ***; ***; ***; сотрудник ДПНК ***; сотрудник ДПНК ***; старший лейтенант ***. Также — сотрудники колонии ***, ***, ***, ***, должности которых нам неизвестны.

В настоящее время колония внешне приводится в некоторый порядок (в частности, появилось тепло в камерах ШИЗО, выдана новая одежда, улучшено питание, прекратились избиения). Однако давление на заключенных, которые жаловались на пытки, продолжается.

В частности, Мамаев А. Х. был переведен в ИК-1, где был избит, наличие синяков зафиксировано адвокатом Кутузовой А.С.

Заключенного Нагоева М. З. сотрудники ФСИН заставляли отказаться от жалоб, поданных в Следственный Комитет.

Как видно из приведенных фактов, в колонии ИК-7 респ.Карелия г. Сегежа регулярно и на протяжении длительного времени совершаются преступления. Учитывая серьезность расследования, а также дружеские связи между государственными органами власти Республики Карелия, очевидно, что расследование должно проводить главное управление СК РФ.

Просим Вас поддержать соответствующее заявление, направленное нами председателю СК РФ А.И. Бастрыкину.

Просим взять под надзор Генеральной прокуратуры проверку, которая в настоящее время проводится региональным следственным управлением, а также — в случае назначения проверки со стороны главного управления СК РФ, также взять ее под контроль Генеральной прокуратуры.

Также просим запросить результаты ранее проведенной внутреннего расследования ФСИН по фактам насилия и пыток в отношении заключенных ИК-7 респ. Карелия г. Сегежа и проверить его тщательность и законность.

Учитывая факты угроз и насилия по отношению к заключенным, давшим показания о насилии в ИК-7, просим взять под защиту заключенных, которые были упомянуты в нашем расследовании, а именно: ****.

Л.А.Пономарев

Исполнительный директор

Общероссийского общественного движения

«За права человека»