Заявление адвоката Липцера А.Е. по Дадину И.И. 18.11.2016.

Алексей Липцер, адвокат Ильдара Дадина – о провокациях в отношении Дадина И.И.:

17 ноября 2016 года я посетил Ильдара Дадина в ИК-7 в городе Сегеже, где он мне подробным образом сказал про драку, которая у него произошла с сокамерником.  Он мне объяснил, что этот человек, с которым его посадили в одну камеру, является конфликтным заключённым, у которого регулярно происходят драки и разборки с другими осуждёнными, поэтому его регулярно помещают в ШИЗО. Ильдар думает, что его посадили с этим человеком специально для того, чтобы он его провоцировал на конфликт, что, собственно, и произошло. Накануне этой драки, вечером у них уже была некоторая словесная перепалка, которую слышали сотрудники ФСИН, однако они на просьбу Ильдара никак отреагировать не захотели. На следующий день это всё переросло в драку.

Этот осуждённый, которого посадили вместе с Ильдаром, сначала начал в адрес Ильдара разговаривать матом, после этого на замечание Ильдара он начал его толкать. После того, как Ильдар не стал реагировать на его толчки, он его просто ударил в лицо, разбил ему губы. После этого Ильдар опять же не стал ему отвечать, этот заключённый набросился на Ильдара и пытался Ильдара завалить на пол. В этот же момент Ильдар в целях самозащиты начал от него обороняться, пытался его от себя оттолкнуть, скинуть. Вот, после такой небольшой стычки это всё прекратилось, этот заключённый сам от Ильдара отстал. Вот, собственно, это то, что он мне рассказал по этому поводу. Соответственно, хочется отметить то, что Ильдар сам эту драку не затевал, он лишь оборонялся и реагировал.

Я считаю, что нормальным, адекватным образом на эти провокации со стороны этого заключённого. Такие провокации в отношении Ильдара могут плохо для него закончиться, поскольку непонятно, чем ещё завершится эта ситуация. Допустим, это заключённый напишет заявление на Ильдара о причинении ему телесных повреждений. Все это может обернуться очередным уголовным делом в отношении Ильдара. Таким образом могут скрываться какие-то телесные повреждения, которые ему были ранее нанесены — под предлогом новых телесных повреждений в результате драки с сокамерником.

Руководство ФСИН заявляет о том, что перевести Ильдара в другую колонию до завершения проверки возможным не представляется, поэтому теперь, когда эта проверка будет завершена мы в свою очередь будем просить как можно более скорейшем переводе Ильдара в другую колонию.

<…>.

Я хочу сейчас отдельно прокомментировать ситуацию с врачом, который приезжал обследовать Ильдара 11 ноября 2016 года. Накануне, при встрече Ильдара с его адвокатом Костроминой, она ему рекомендовала пройти обследование с этим врачом, потому что она ему объяснила, что врач приедет от правозащитного движения, мы ему доверяем, что необходимо пройти это обследование. Ильдар согласился пройти это обследование и ждал этого врача.

Накануне его приезда, 10 ноября, уже вечером, сотрудники ИК-7, в частности, врачи местные, настоятельно советовали Ильдару отказаться от проведения этого обследования. Говорили, что будет там некое излучение, что это все опасно для здоровья, что именно в целях его же безопасности они ему советуют отказаться от прохождения этого обследования. При этом взяли с Ильдара расписку о том, что Ильдар согласен пройти это обследование, что он уведомлен о том, что этот врач приедет от правозащитного движения, что он никаким образом не связан с ФСИН. Ильдар дал эту расписку, сказал, что он настаивает на прохождении этого обследования.

Далее 11-го числа у Ильдара была встреча с его адвокатом с местным, Натальей Васильковой. В какой-то момент их встречу прервали сотрудники ИК-7. Они пришли и сказали, что необходимо встречу прервать, поскольку к Ильдару приехали два адвоката с врачом. Имен адвокатов они не сказали, но сказали, что сейчас состоится их встреча. Соответственно, Ильдару пришлось прекратить встречу с местным адвокатом и ждать уже встречи с двумя адвокатами, которые якобы приехали из Москвы, и прохождения обследования.

Они прервали встречу с местным адвокатом, Ильдар вышел, однако сотрудники ИК-7 отвели его в его камеру. На вопрос, где же встреча с его адвокатами, они сказали, что ему придется подождать. По прошествии примерно пяти часов к нему пришли сотрудники ИК-7 и сказали, чтоб он собрал свои вещи и шел на обследование.

Когда Ильдар пришел в камеру, где должно было проходить обследование, он увидел кровать, на которую направлены три видеокамеры, и других сотрудников ИК-7, в частности, руководство ИК-7, а также тех сотрудников, которые в отношении него применяли силу. Ильдар спросил, где его адвокаты, которые к нему приехали, поскольку он считал, что к нему приехали адвокаты Костромина и я, Липцер Алексей.

Они ему сказали, что никаких адвокатов сейчас здесь уже нет, сейчас придет врач и будет его обследовать. После этого пришел врач, сказал, что он будет сейчас проводить его обследование. На вопрос Ильдара, знает ли он адвоката Костромину, врач сказал, что он не знает. На вопрос, от кого он приехал, врач сказал, что он не знает, от кого он приехал, но он сходит, уточнит.

В итоге врач ушел, через какое-то время он пришел, и сказал, что он приехал от ОНК города Москвы. Ни фамилии Ольги Романовой, ни имени Сергея Шарова-Делоне он не назвал. Соответственно, Ильдар в этой ситуации напрягся, испугался, поскольку он думал, что к нему просто привели какого-то постороннего товарища, который, возможно, будет проводить какое-то обследование, не связанное с тем обследованием, которое ему обещали его адвокаты накануне.

Далее этот врач стал представлять Ильдару документы свои, то есть грамоты, какие-то сертификаты, все в ксерокопиях, однако не представил свой паспорт, сказал, что у него его при себе нет. Соответственно, Ильдар сравнить его фамилию и имя, указанные в сертификатах с его реальной личностью не мог.

Я считаю, что при данных обстоятельствах Ильдар абсолютно обоснованно решил отказаться от обследования, поскольку Ильдар не знал, что это за человек. Он абсолютно обоснованно посчитал, что сотрудники ФСИН, которые накануне ему рекомендовали отказаться от обследования, а сейчас наоборот все пришли и ждали, что это обследование состоится, они таким образом просто решили его подставить…

Далее этот врач начал настоятельно рекомендовать Ильдару пройти это обследование. Сказал ему, что никакого риска для здоровья здесь нет, разве что может произойти остановка сердца. После таких заявлений Ильдар уже начал реально опасаться за свою жизнь и продолжал отказываться от данного обследования. Он напомнил врачу, что ему сказали, что приехали еще два его адвоката и просил предоставить ему встречу с ними, поскольку он не понимал, почему их до сих пор нет.

После этого врач начал говорить о том, что ему все-таки необходимо пройти это обследование, поскольку он себя ведет неправильно, подставляет других людей, которые всячески пытаются оказать ему помощь, что будут нехорошие статьи в «Коммерсанте» и в других изданиях, что зачем ему все это надо, он себя ведет просто смешно, и ему все-таки следует пройти это обследование».