Адвокатский опрос Мамаева Анзора Хамидовича 17.11.2016 года

Адвокатский опрос Мамаева Анзора Хамидовича, проведенный адвокатом Кутузовой А.С. 17 ноября 2016 года.

В ИК-7 по республике Карелия УФСИН России я прибыл в начале апреля 2016 года. Ранее я отбывал наказание в ИК-2 УФСИН по Челябинской области. Основанием моего перевода в Карелию послужил факт сообщения мною правозащитнице Приходько информации об убийстве Султана Исраилова сотрудниками ИК-2. Я сообщил ей, что тот способ якобы самоубийства, который использовал Исраилов, невозможен в условиях его содержания. Я пояснил ей, что его забили насмерть и инсценировали смерть Исраилова сотрудники ИК-2 (самоубийство). Я сам лично не видел избиения Султана, но видел факт избиения парень, который находился рядом с каптёркой, где избивали Султана, а именно – в соседней комнате-раздевалке. Его имя уже не помню, по прошествии времени. Когда Султана стали избивать в камере, его крики были слышны соседям, и я также указал это Приходько и следователю. Ещё следователю я указал, что необходимо опросить фотографа, который видел, как подвешивали труп Исраилова, инсценируя самоубийство. Всего свидетелей около 10 человек. Всех свидетелей и меня в том числе стали срочно развозить из колонии в связи с нашими показаниями. Мой перевод в Карелию — это месть начальника ИК-2 за мои правдивые показания, данные следователю и правозащитнице Приходько.

По приезду в Карелию меня сразу повезли в ИК-9 по республике Карелия. Зам по БИОР начальника колонии сообщил мне, что меня в Карелии ждали, сейчас «подлечат» и займутся мной. При этом мне сказали, что Карелия — «это самое безопасное место», здесь за мной будут усиленно следить и «опекать». После ИК-9 меня перевезли в ИК-7, закрыли в ШИЗО и начали бить. Это было в начале апреля, точную дату я не помню, поскольку еле передвигался в связи с трудным этапированием. Меня бил Юрлов (ДПНК) и его смена. Они хорошо меня били по голове деревянными молотками и заставляли меня есть свинину, засовывая её в рот до рвоты. Также меня били по туловищу и применяли ко мне пытку под названием «растяжка». Туловище тянут в разные стороны до разрыва внутренних органов. В ШИЗО меня пытали таким образом около недели. Я пытался рассказать об этих пытках в жалобах и письмах, отправленных через почту, но это бесполезно. Вся корреспонденция блокируется, если администрация узнает о намерении написать письмо, человека избивают и пытают.иПрокурор приходил два раза. На мои устные сообщения о пытках не было никакой реакции.

Вопрос адвоката: Вы общались два раза с Хропченковым или с его помощником?

Ответ Мамаева А. Х.: И с Хропченковым, и с его помощником Ивлевым. В начале ноября в нашу колонию ИК-7 приехала Москалькова с проверкой. Меня вызвали в отдельный кабинет, где я рассказал Москальковой про многочисленные избиения в колонии, о том, как они происходят и где они происходят.

Вопрос адвоката: Поясните, пожалуйста, где происходили избиения заключённых.

Ответ Мамаева: В конце коридора возле бойлерной есть 14я камера. За дверью кричит радио и не слышно криков. Избивают обычно в слепой зоне между камерой №14 и коридором.

Вопрос адвоката: Избивают одни и те же сотрудники или это разные люди?

Ответ Мамаева: Иногда избивали сотрудники с двух смен, но не более восьми человек в составе.

Вопрос адвоката: Кто давал указания избивать заключённых?

Ответ Мамаева: Сотрудники действовали по собственному усмотрению. Один раз я видел, как начальник участка давал указания бить меня. Фамилия ***. Он обещал мне телефон и отсутствие работы, а также походы в магазины, если я скажу, что показания, данные Москальковой, это ложь и я погорячился, рассказывая ей о пытках и избиениях в ИК-7. Я не отказался от своих слов, поскольку это правда. Серов А. А. за отказ от моих показаний пообещал мне «снять полосу», то есть снять с профучёта. После отъезда Москальковой началась суматоха в колонии, и фактов избиений, насколько я помню, не было.

10.11.16 была организована комиссия, на ней присутствовал Коссиев. С меня не брали объяснения по существу правонарушения. Меня признали злостным нарушителем режима и на следующий день отправили в ИК-1 УФСИН России по республике Карелия.

По приезду в ИК-1 меня разместили в одиночную камеру, там в отношении меня применили пытки, а именно растяжку. При применении данной пытки на моём теле появились кровоподтёки, а именно: синяк на ноге и ссадина на руке. На мою просьбу зафиксировать побои медицинский персонал ответил отказом. Сейчас нахожусь в камере ПКТ, очень холодной. Я с 15.11.16 нахожусь на голодовке. 15.11.16 я позавтракал, сказал, что мне необходимо написать заявление начальнику. Я написал, что причиной голодовки является необоснованное водворение меня в ШИЗО из ИК-7 и что до приезда сотрудника Генеральной прокуратуры я голодать не брошу. Позже я написал требование с просьбой перевести меня другой лагерь, где будут иные, законные, условия для отбывания наказания, где не будут избивать и заставлять есть свинину, а также будет комната для того, чтобы молиться.

scan_20161123-5

scan_20161123-6 scan_20161123-7 scan_20161123-8