Адвокатский опрос Гелисханова Зелимхана Исаевича 17.11.2016.

Адвокатский опрос Гелисханова Зелимхана Исаевича, проведенный адвокатом Кутузовой А.С. 17 ноября 2016 года.

Я прибыл отбывать наказание в ИК-7 УФСИН РФ по республике Карелия в 2012 году из г. Москвы. Поскольку я отказался вступить в незаконную организацию «СДИП (Секция дисциплины и порядка)», заместитель начальника на тот период Коссиев С. Л. удерживал меня несколько месяцев незаконно в штрафном изоляторе. На протяжении всего 2012 года я подвергался издевательствам и пыткам со стороны сотрудников исправительного учреждения, а в частности меня подвешивали за руки к решётке в наручниках (на 1 — 1,5 часа); растягивали на шпагат (хватали за туловище и тянули в разные стороны до разрыва связок в ногах); причиняли телесные повреждения различной степени тяжести.

Вопрос адвоката: Вы сообщали о данных фактах в правоохранительные органы или в прокуратуру в 2012 году?

Ответ Гелисханова З. И.: Да, я сообщал об указанных фактах неоднократно вышестоящим должностным лицам системы органов УФСИН по республике Карелия, а именно подполковнику Ефремову, полковнику Тереху. Кроме того, при выездных проверках органов прокуратуры мне удалось в нескольких случаях сообщить прокурору Хропченкову и его помощнику о данных нарушениях.

Вопрос адвоката: Почему вы сообщили лишь о нескольких фактах пыток, а не обо всех случаях причинения вам телесных повреждений?

Ответ Гелисханова: Я сообщал несколько раз, поскольку после ухода должностных лиц и представителей прокуратуры меня начинали избивать и пытать с удвоенной жестокостью, и я понимал, что каждое моё сообщение повлечёт за собой очередную пытку. Результата от заявлений о преступлениях я не получал, пытки не прекращались, должностные лица исправительного учреждения к ответственности не привлекались. Кроме того, я не имел возможности отправить почтой заявление и жалобы на действия администрации ИК-7, поскольку моя почта выборочно блокировалась. Письма с заявлениями о преступлениях до адресата не доходили. Хочу также пояснить, что я весь 2012 год сидел один в камере и был изолирован от общества полностью. В конце 2012 года из-за наложенных на меня взысканий я был осуждён на три года и переведён на тюремный режим в тюрьму, расположенную в городе Верхнеуральск Челябинской области (ФКУ-1). В течение трёх лет моего пребывания в тюрьме я два раза проходил лечение в психиатрической больнице в городе Магнитогорск (ОПБ).

Вопрос адвоката: Ранее вы наблюдались у психиатра? Что послужило причиной возникновения у вас заболевания?

Ответ Гелисханова: Нет, ранее не наблюдался, так как был абсолютно здоров. На мой взгляд, ухудшение моего психического состояния возникло в результате пыток и отсутствия речевой коммуникации. Также хочу отметить, что у меня развилось лёгкое косноязычие.

10.03.16 я вернулся в ИК-7 УФСИН России по РК для дальнейшего отбывания наказания. 11.03.16 во время обеда состоялся обход с участием начальника колонии Коссиева С. Л., в ходе которого начальник в грубой форме поинтересовался у меня, почему я не ем в обед. Я ответил, что я не ем из-за того, что в еде содержится свинина. На указанный довод начальник ответил, что я буду есть всё, что мне дадут. Данная фраза носила в себе угрожающий тон. Далее начальник обратился к инспекторам с указанием «научить меня есть». Во время вечерней проверки 11.03.16 меня начали пытать посредством растягивания на шпагат. После окончания проверки я зашёл в камеру и разрезал себе вены на руках и живот с целью совершить суицид.

Вопрос адвоката: Откуда у вас колюще-режущие предметы?

Ответ Гелисханова: Я нашёл его в камере (лезвие от безопасной бритвы). Так как оно было тупое, покончить с жизнью у меня не получилось. Мне также неизвестно, направлялись ли материалы по факту моего суицида в прокуратуру и правоохранительные органы, либо нет. 13.03.16 при проведении утренней проверки я вновь подвергся физическому насилию со стороны сотрудников администрации исправительного учреждения. Так, ко мне повторно применили пытку посредством растягивания на шпагат, после чего меня повалили и начали избивать руками. 15.03.16 меня посетил мой адвокат (временный), который увидел моё физическое состояние и посоветовал мне подать через него жалобу на имя начальника колонии, что я и сделал. К жалобе была приложена записка примерно следующего содержания: «В случае моей смерти прошу винить Коссиева С. Л.», которую мне вернули обратно. После получения моих жалоб меня вызвал Серов А. А. (замначальника колонии) и заставил написать отказ на эти заявления путём угроз и уговоров, при этом дал «слово офицера», что больше меня не тронет. Однако 21.04.16 во время утренней проверки меня избили и пытали посредством подвешивания на наручниках, также меня засовывали головой в унитаз из-за того, что я молился в неположенное время. За день до этого, 20.03.16, Коссиев С. Л. угрожал мне физической расправой, если я не перестану молиться.

08.11.16 в нашу колонию с проверкой приехали правозащитники из Москвы (Совет по правам человека при президенте), которые опрашивали заключённых, в том числе и меня. Я вышел на личную беседу с двумя правозащитниками и рассказал им, что здесь творится. После моего обращения ко мне через 2 дня приехал прокурор (помощник), через которого я смог передать заявление в Следственный комитет по фактам незаконного применения физической силы (злоупотребления/превышения должностных полномочий) сотрудниками ИК-7 УФСИН России по РК. В настоящее время по моему заявлению проводится доследственная проверка, о результатах которой меня пока не уведомили.

scan_20161123-1 scan_20161123-2 scan_20161123-3 scan_20161123-4